?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Из Facebook.

Сегодняшний выпуск ирландской истории.

Грёбаная Книга ирландской истории для любого, кто не уделял нам внимания последние 30000 лет.

Продолжение

1801 НЭ; Акт Объединения

Несмотря на неудачу восстания 1798 года, англичане были в ужасе от того, что Ирландия использовала в качестве запасного хода в своих планах против Англии их извечного врага, (на тот момент существенно превосходившего их числом). Так что они в спешном порядке подготовили Акт Объединения, означавший, что ирландский парламент подлежит роспуску, а сама Ирландия будет управляться напрямую из Вестминстера. Первая попытка провести Акт была провалена с разницей в пять голосов – во многом, благодаря Генри Граттану, который произнёс несколько впечатляющих речей. Но что такое слова в сравнении со старым добрым подкупом? Членам парламента было предложено «всё, что душеньке угодно» - почести, земли, власть и, разумеется, немаленькие суммы – если они проголосуют за принятие Акта. Ублюдки приняли предложение во внимание, и вторая попытка голосования прошла как по маслу – с перевесом аж в сорок три голоса. В наше время ирландские политиканы выучили для себя ценнейший урок из прошлого: если ты хочешь чего-то, то просто подкупи кого-то.

Удивительное рядом
Майкл Дуайр и партизанская война в Уиклоу.

Майкл Дуайр был лидером из числа «Объединённых ирландцев», который отступил в горы Уиклоу вместе с генералом Холтом после поражения в восстании 1798 года и начал партизанскую войну против британцев. Их совместные действия были столь успешны, что Британии пришлось выделить для подавления многочисленный воинский корпус со строительством для него новых казарм и даже дороги (Старая Военная Дорога от долины Салли в Дублинских Горах). Дуайр воспитал в своих людях такую преданность, что однажды, когда они были окружены в доме британскими войсками, его соратник вызвал огонь англичан на себя, давая возможность своему лидеру спастись.

После шести лет партизанской войны Дуайр сдался в обмен на обещание для себя и своей семьи беспрепятственно эмигрировать в Америку. Верные своему слову об эмиграции, англичане выслали его. В Австралию. Где, по иронии судьбы, он закончил свои дни много лет спустя, будучи… шефом полиции!


Грёбаные цитаты:
Ирландия – своеобразное общество, вызывающее ощущение, что оно застряло в XIX веке вплоть до 1970-х и, тем самым, почти проскочило XX столетие… - Джон МакГарет, ирландский писатель.

1801 НЭ; Уильям Питт и Георг III
Уильям Питт был британским премьер-министром, чей кабинет лоббировал Акт Объединения. В отличие от многих своих предшественников, однако, он был достаточно разумен, чтобы осознать, что если не заигрывать с ирландцами, предоставляя видимость правосудия, то дело кончится новым мятежом. К несчастью, его поддержка католиков встретила отпор со стороны монархии (сюрприз!) в лице Георга III. Сей монарх лечился от безумия и был признан выздоровевшим, хотя дерьма в нём хватило бы на троих. Когда венценосный идиот отказал католикам в равноправии, Питт, к своей чести, подал в отставку. Вестминстер, в свою очередь, инициировал серию законов, дававших армии и полиции практически карт-бланш на свои действия в отношении любого жителя Ирландии. Разумеется, эти возможности были использованы по полной.

1803 НЭ; Мятеж Роберта Эммета
Роберт Эммет был одним из участников восстания 1798 года. Протестант, сын уважаемого хирурга, Эммет прибыл в Париж после начала восстания и проводил время в попытках выпросить у Наполеона денег на анти-британские устройства – ружья, пики, ножи-мечи, луки-стрелы и прочие подобные приспособления. К сожалению, Коротышка был непробиваем, как верблюжья жопа в песчаную бурю, И Эммет вернулся в Ирландию ни с чем.

Тем не менее, он продолжил планировать новое восстание и потратил все остатки своего скудного фамильного наследства на покупку и производство оружия. Пришла суббота 23 июля 1803 года, а вместе с ней и повстанцы. Но во всём Килдэре и близко не набралось столько оружия, чтоб вооружить пришедших. Кроме того, Эммет хранил свои планы в строгой секретности, боясь информаторов, и большая часть потенциальных мятежников решила, что весь шалман отменяется, после чего свалила по домам или в ближайший паб. В результате количество «бунтарей» сократилось до относительно небольшой толпы в 100 человек, чьим основным достижением было убийство Лорда-Главного Судьи Ирландии, лорда Кивардена, вытащенного из кареты и забитого насмерть.

Осознав, что всё пошло через жопу, Эммет свернул восстание. Он бежал и на время спрятался в Ратфарнхэме, но поскольку ему хотелось быть вместе со своей возлюбленной, Сарой Каррэн, он поменял укрытие на Харольдс Кросс, где и был схвачен несколько дней спустя (вот что б ей самой не приехать к Роберту?). Эммет был приговорён к повешению и обезглавливанию. 26 других повстанцев также были казнены. Эммет произнёс свою знаменитую речь, цитата из которой стала широко известной: «Когда моя страна займёт своё место среди наций Земли – только тогда и не ранее будет написана моя эпитафия…»

Удивительное рядом
Энн Дэвлин

Одной из невоспетых героинь в истории Ирландии была Энн Дэвлин, экономка в Ратфарнхэме, графство Дублин. После подавления восстания она была схвачена и безжалостно подвергнута пыткам, но не назвала британцам ни единого имени. Её заставили смотреть на казнь Роберта Эммета. Выпущенная из заточения в 1806 году, она умерла в нищете в приюте в 1851 году. Памятник ей был возведён несколько лет назад в Ратфарнхэме.


Продолжение следует.