?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Из Facebook.

Ой, мамочка... Вот ведь взялся.

Лайза Смедмэн.

Наркотик Вечности.
Глава 1.

Без сомнения, это была «героиновая дрёма». Торчков я могу унюхать за два квартала. Эта сидела в полубессознательном состоянии, из последних сил стараясь удержать подбородок от падения на грудь, как человек, сопротивляющийся сну. Рассмотрев, как она одета, я решил, что сегодня вечером она работала. Чёрные брюки в обтяжку, красные кожаные сапоги до бёдер и блуза, из оптоволокна, сотканная в виде паучьей сети. Материал пульсировал мягким светом, подсвечивая её груди, как неоновую вывеску.

Её дела, похоже, шли хорошо. Авианосец СШАК «Левиафан» пришвартовался в порту сегодня днём после двухмесячного морского похода, и большая часть его четырёхтысячной команды гуляла в Галифаксе на всю катушку. Один из них склонился над скамейкой, на которую упала героинщица, оценивающе разглядывая «товар». Грудь девчонки уже полностью сформировалась, но по её размерам и строению я предположил, что ей лет одиннадцать – слишком мало для человека, чтобы созреть. Но выборочная гормональная терапия могла и не такое.

Морячок заметил, что я разглядываю девчонку, и одарил меня угрожающим взглядом. Было ясно, что он готов драться с любым, кто достаточно глуп, чтобы попытаться отбить «его» девочку. Я проигнорировал его, сознательно отведя взгляд от наркоманки.

Мне было жаль бедного ребёнка, но тут я ничего не мог поделать. Даже Департамент по борьбе с наркотиками Lone Star Security Services не побеспокоится о ней. Лёгкие наркотики типа героина их не интересовали. Сейчас Департамент сконцентрировался на «зомби-чипах» BTL (Better-Than-Life) и передозах от них, всплеск которых произошёл в городе за последние недели. Но не на Северной Окраине, разумеется. В этой части города нелегальные симсенс-чипы продавались прямо «на углу» и в ресторанах, и чипоголовые ширялись ими в открытую на виду у всех.

Я двинулся вниз по Гёттинген и свернул направо. На Даффус-стрит никого не было, кроме пары моряков-орков, чванливых, со слабоумием и отвагой во взоре, обнявшихся и орущих непристойные песни. Боковые улочки в этой части города всегда немноголюдны, даже таким жарким вечером как сегодня. Северная Окраина – не то место, где вы захотите оказаться при наступлении темноты. Разве что вы – «не-гр» («не-гражданин», не имеющий SIN, Системный Идентификационный Номер) и находитесь в полном отчаянии. Ну, или моряк, который ищет на свою жопу приключений с плохими парнями.

Освещение улицы практически отсутствовало, здания были скучны и бездушны, всплески граффити на стенах. Город заменил устаревшее социальное жильё в Малгрейв-Парке с десяток лет назад, наконец-то снеся блочные конструкции, построенные ещё до Миллениума. «Новые» здания были такими же уродливыми: строения из бетонных плит, окрашенных в скучные оттенки серого, грязно-жёлтого или зелёного. Собственно, идей проекта было дать «не-грам» тёплое и сухое место для ночлега. Жителям предоставили «микро-номера» - спальные «комнаты» размером со среднего размера платяной шкаф, поставленный горизонтально. Их быстро окрестили «гробницами», чем впоследствии и стали многие из них. Ходили слухи, что за невыразительными пластиковыми дверями этих шкафов в Малгрейв-Парк сокрыт далеко не один скелет.

Я остановился на перекрёстке и оставил метку, шлёпнув её поверх полустёртого граффити какой-то банды. Северная Окраина стала «моей» территорией с тех времён, как я работал с отделом К-9 Патрульного Департамента. Я не патрулировал улицы с тех пор, как стал работать «внештатным сотрудником» Тактического Департамента, но мне нравилось прогуливаться по ним каждый раз с важным видом, просто для того, чтобы освежить метку и демонстрировать, что я приглядываю за жителями. Сомневаюсь, что кто-то из здешних мог меня опознать. В те времена я никогда не патрулировал в человеческом обличье.

Прошло четыре месяца с моего «продвижения» в Тактический Департамент. Технически, я не был нанятым сотрудником Lone Star. Я был больше свободным агентом, этаким «охотником за наградой». Оплата мне была сдельной: в зависимости от размера «паранормального». Моя специальность – паранормальные животные. Именно поэтому я был приписан к Ударным Магическим Силам. Хотя формально мы состоим в Тактическом Департаменте, мы плотно работаем с Департаментом Паранормальных Расследований. Сотрудники ДПР отвечают за всё и всех, связанных с тауматургией: преступников с магическими способностями, банды носферату, ядовитых духов. Они также контролируют популяции паранормальных животных.

Я всё ещё продолжал надеяться, что когда-нибудь, однажды, мне выпадет действительно стоящее дело. Как тот случай, с которым ДПР разобрался два месяца назад, когда мегалодон – гигантская доисторическая акула размером с кита – откусил кусок от богом проклятого сухогруза прямо тут, в Галифакс-Харбор, а потом, когда судно затонуло, смачно попировал спасательными шлюпками, которые были ему на один укус. Если бы я смог завалить опасного паранормала таких размеров, кто-нибудь, нашёл бы для меня лазейку в правилах, а может, даже позволил официально присоединиться к «ребятам в синем».

Но пока я занимался всякой мелочью. Скажем, случай пару недель назад: содержание дома ежевичного кота - паранормальной зверюги, которую кто-то контрабандой вывез из Европы, как «домашнее животное». Магически активное кошачье использовало свою силу контроля разума, чтобы заставить «хозяев» «поиграть» с ножами. Результат – вся семья в больнице, и мне даже не позволили «заморозить» этот проклятый комок шерсти! Он, видите ли, значится в Законе 2054 года «О видах под угрозой исчезновения»! Всё, что я смог сделать – загнать его на дерево и потом жёстко зависнуть, когда эта тварь попыталась ослепить меня своей магией. Спасибо духам за моё острое обоняние, а то бы я мог навсегда потерять зрение.

Ненавижу кошек.

Я был единственным оборотнем среди внештатников Lone Star в Галифаксе. Что неудивительно, если знать о специфобии корпоратов. Если посмотреть демографические списки сотрудников, правда выплывает на поверхность: более 80 процентов из них были людьми, лишь немного зная о металюдях. Подавляющее большинство патрульных и детективов чувствовали себя комфортно со мной лишь тогда, когда я принимал форму человека.

Помогало то, что в этой форме я весьма привлекателен. У меня тёмные волосы и борода, которая тоньше и светлее у линии рта и подбородка, что выделяет бакенбарды. Крутые брови сходятся к переносице, акцентируя то, что дамочки называют «волчья ухмылка». Слегка острые уши – не эльфийские, а лишь «слегка острые» - покрытые волосом столь тонким и бледным, что вы можете лишь почувствовать его, если прикоснётесь. Но хотя я и использую свою человеческую форму в городе большую часть времени, моя истинная форма радует меня куда больше. Длиннотелый, гибкий, быстрый и ловкий, с блестящим серо-бурым мехом и острыми белыми зубами. Олицетворение животной силы.

Как бы там ни было, будь я босяком в волчьем обличьe, у меня были бы все шансы попасться ДПР в качестве оборотня вне закона. По негласному соглашению с Lone Star, мне было позволено принимать звериный облик, пока я находился на задании. Во всех остальных случаях я был в виде человека. Это было тем более иронично, если учитывать, что властями СШАК я был зарегистрирован как «животное».

Возможно, когда-нибудь оборотням будет выдан статус металюдей. Но, похоже, для меня - не в этой жизни.

Резина взвизгнула по мостовой, звук автомобильного сигнала прогремел на всю улицу, вырвав меня из моих мечтаний. Я огляделся. Гном, семенящий через Даффус, оказался на пути «Форда Америкар». Одежду гнома составлял запятнанный дорожный костюм, единственная его мысль, была мыслью торчка-кокаиниста, который шарил взглядом по окрестностям в поисках очередной дозы. Поглощённый своей мыслью, гном проигнорировал всё ещё сигналящий автомобиль и запоздало прокричал проклятия в адрес водителя, который обогнул его и, не снижая скорости, унёсся в ночь.

Я мог почуять гнома со своего места, несмотря на плотное облако смога, который образовался из-за недавней жары. Он обладал кислым запахом давно немытого тела. Обычно пот имеет приятный, земляной запах. Но от этого приятеля воняло страхом, городским гравием и легким сладковатым дымком крэка.

Взгляд гнома скользнул вверх, встретившись с моим. За один короткий удар сердца он опознал во мне «не-дилера», его внимание переместилось дальше по траектории, и ещё через момент он уже скрылся из глаз, свернув в переулок.

Я был уже готов пройти мимо последнего из домов, когда услышал выстрелы. Восемь или девять, одной очередью, из малокалиберного пистолета-пулемёта, затем пауза – смена обоймы – и ещё полдюжины выстрелов. Кто-то вовсю поливал свинцом и громко ругался испуганным мужским голосом. Кто-то другой кричал – женщина или ребёнок. Эхо доносившихся звуков подсказало мне, что дело происходит в замкнутом пространстве – возможно на парковке позади здания.

Мгновение я колебался, но крик вынудил меня действовать. Я больше не был в Патрульном Департаменте, но почувствовал, что необходимо отреагировать. Полицейского патруля поблизости не было. Я расстегнул молнию на рубашке и скинул её, затем быстро снял брюки и ботинки. Никто и не глянул на меня, пока я прятал их под припаркованное авто. В этой части города, среди безумных и торчков, голый мужик не стоит больше беглого взгляда. Оставалось лишь надеяться, что машина никуда не уедет, и мои шмотки будут лежать там, где я их оставил.

Затем я упал на четвереньки и… ОБЕРНУЛСЯ.

Моё тело стало более длинным, конечности вытянулись, а коленные суставы хрустнули, меняя направление. Пышный серый мех украсил тело шелковистым покровом, уши развернулись и напряглись. Ладони и стопы сформировались в лапы, на которых выросли когти, хребет теперь заканчивался пышным хвостом, а зубы увеличились и заострились.

Крики и стрельба поменяли тембр, поскольку мой слух также изменился: низкие тона стали более приглушёнными, высокие же зазвучали чище. Моё обоняние обострилось, даже отсюда, за квартал от места происшествия, я мог почуять резкий запах пороха, смрад человеческого страха и свежей мочи, и было ещё что-то… Что-то «НЕОБЫЧНОЕ» - это слово лучше всего описывает этот запах.

Я побежал вдоль ближайшего здания по направлению к кварталу, где происходила стрельба. Вбежав на парковку и спустившись вниз по спиральному заезду, мимо бесхозных тачек и мусора сквоттеров, я увидел четыре фигуры. Двое лежали неподвижно – по татуировкам на руках я опознал в них членов одной из банд. Ещё двое были на ногах. Один из них, эльф-подросток, стояла абсолютно неподвижно, с восторгом на лице. Её голова была повёрнута в сторону, руки вытянуты. Шар света диаметром с обеденную тарелку висел в воздухе позади неё, его холодное бело-голубое свечение обрамляло её голову как нимб. Девушка была одета как уличный шаман: чёрная кожаная куртка покрыта рунами, волосы украшены перьями. С шеи свисала сумка на шнурке, в которой были медикаменты.

Вторая стоящая фигура - крепко сбитый тролль с одним витым рогом, торчащим изо лба, как у единорога - стоял спиной ко мне, когда я ступил на самый нижний уровень подземной парковки. Он со всей дури палил в светящийся шар. Огонь вырывался из тяжёлого пистолета в его руках, извергающего пулю за пулей. Внезапно одна из пуль ударила девушку в грудь. Красный цветок расцвёл у неё на груди, и она осела на колени. Но несмотря на сильную боль от раны, которую она, без сомнения чувствовала, девушка продолжала улыбаться. Она лишь испустила стон, который больше напоминал стон удовольствия от совокупления, чем стон от боли. Это заставило меня задуматься, не был ли шар света неким физическим проявлением заклинания, контролирующего эмоции.

Тролль закричал от боли, как только девушка внезапно потеряла сознание. Теперь шар света направлялся к нему. После пары бесполезных щелчков спускового крючка (обойма была пуста) тролль запустил пистолетом в светящуюся штуковину. Расчёт был точен: оружие ударило в шар света – и прошло насквозь, не причинив ему вреда. Всё ещё сыпя проклятиями, тролль повернулся и побежал прочь. Его патентованные кожаные берцы скользили по осколкам стекла, усыпавшим бетонный пол.

Всё это заняло секунду или две. Когда тролль пробегал мимо меня, я успел скользнуть за угол и в последнюю долю секунды решил не преследовать его. Эльфийка была ещё жива, но её хватило бы ненадолго. Запах свежей крови будоражил меня изнутри, слюна капала с языка, пока я боролся со своими инстинктами.

Шар бело-голубого света мягко поплыл по направлению ко мне, будто бы подгоняемый невидимым ветром. Я почувствовал, как шерсть на моём загривке вздыбилась, а из моей глотки раздался низкий рык. Не могу сказать, почему, но штуковина наполнила меня ужасом изнутри. А я не из пугливых.

Светящийся шар задержался в воздухе, давая моим чувствам возможность перейти на астральный уровень. Я не знал, с чем имею дело. Холодные серые стены вокруг меня превратились в туманные просвечивающие нематериальные поверхности, а надписи на них исчезли. Я увидел, как гаснет аура эльфийки по мере того, как жизнь уходила из её тела. Шар света разбухал.

Чтоб меня духи трахнули! Это было не заклинание. Шар света был ЖИВЫМ.

Существо было огромным. У него были размеры и форма осьминога, с колбообразным телом и двумя десятками длинных извивающихся щупалец. Тело было в лиловую и жёлтую крапинку, цвета заживающего ушиба. Единственный чёрный глаз размером с тарелку, зиял спиралью, периодически мигая.

Одно из щупалец гладило девушку выше спины, у шеи, вытягивая остатки её ауры и всасывая их через поры на конце щупальца. Твою мать! Эта штука питалась ей. Пожирала её живьём.

Остальные щупальца тянулись ко мне, колыхаясь, словно их несло невидимым течением. По мере того, как они подтягивались ближе, запах существа затягивал меня, подавляя. Это был запах гниющей на солнце плоти, запах засиженного мухами, перезрелого фрукта, запах мутной зацветшей воды.

Каждый инстинкт во мне кричал: «Беги!!!». И часть моего мозга, отвечающая за логику, была с ним в полном и безоговорочном согласии. Что я мог поделать? Укусить одно щупальце и надеяться, что чудовище не использует остальные девятнадцать, чтобы парализовать меня, как оно сделало с девушкой и двумя телами, лежавшими на полу позади неё? Во времена моей службы в К-9 я дал клятву служить и защищать. Я всё ещё чувствовал себя связанным этой клятвой - тем более, на своей территории. Но теперь, когда аура эльфийки ушла, защищать было некого.

Я медленно попятился, рыча сквозь зубы, шерсть поднялась. Мне явно нужно было вызвать подкрепление. Существо подплыло ближе, щупальца колыхались, складываясь в гипнотический узор. Я слишком поздно осознал, что оно пытается загнать меня в угол. Я метнулся в сторону, и в следующий миг одно из щупалец оказалось там, где я только что стоял.

Слава духам, что штуковина двигалась медленно, её щупальца плыли нехотя, почти лениво. Но их было слишком много. Слишком много, чтобы уворачиваться долго. И никто не могу сказать мне, какие ещё магические штучки есть у неё в рукаве.

Я оценил её положение, затем сдвинул чувства с астрального уровня на обычный. Существо снова стало шаром света. Стал ли его свет чуть более тусклым? Я не был в этом уверен. Но щупальца были близко. Слишком близко. Я припал к земле, затем резко прыгнул вверх, через пролом, на следующий уровень парковки.

«Не теряй времени,» - думал я, взбегая вверх по спирали. «Эта штука – точно одна из тех, с которым и должны разбираться Магические Ударные Силы…». И я готов был поставить нью-йен на то, что получу назначение, чтобы разобраться с ней. Я запомнил этот запах, и я опознаю его где угодно. Ухмыльнувшись, я поспешил к ближайшей телефонной будке.

Продолжение... следует?