?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Из Facebook.

Глава 4.
Этим же вечером я прогуливался в районе Городских Садов, дожидаясь, пока стемнеет. Город тогда затихает, на улицах становится меньше народу, и потому ночь для меня – куда более естественное время для того, чтобы выйти на прогулку.
Сады были публичным парком до начала этого столетия. Но после того, как был изобретён симсенс (мультимедийная технология, позволяющая записать опыт и реакцию субъекта на внешние раздражители, чтобы создать дополненную реальность или симулятор реальности), люди потеряли необходимость посещать парк. Они больше могли не париться по поводу плохой погоды, виртуально гуляя по этим местам – в виртуальности каждый день был солнечным. И уж конечно, вас никто не мог ограбить.
Я брёл меж деревьев по тропе, больше состоящей из ошмётков мусора, чем гравия. Клумбы и газоны заросли сорняками, пруды пересохли до дна, которое стало потрескавшейся грязью, а фонтаны давно перестали работать. Порушенные каменные стены пестрели от граффити. Сады стали прибежищем «не-гров», сквоттеров, строивших хижины прямо на деревьях из обломков и металлолома. Свет мерцал сквозь дыры в стенах этих «домов», грохот музыки доносился из бумбоксов, словно старавшихся перекричать друг друга. Сквозь какофонию завывания гитар и ухающего баса я мог расслышать смех и грубые голоса. Временами до меня доносился шлепок очередной кучи мусора, высыпанной или вылитой прямо из дома.
Земля была покрыта отходами – скверный запах гниющей пищи бил в нос, под ногами хрустели осколки пластика. Кислотная вонь от костров, на которых готовилась еда, плыла в воздухе. Иногда я чуял дымок от гашиша и сладковатый аромат крэка. Иногда попадались и более приятные запахи, напоминавшие о давнишней славе Садов. Я прошёл мимо заросшего розового куста, уцелевшего, видимо, лишь потому, что на нём была уйма шипов, и с удовольствием вдохнул его яркий бархатный аромат.
Я услышал слабый свистящий звук и обернулся аккурат в тот момент, когда бандит скользнул вниз по верёвке, привязанной к одной из хижин на дереве. Одна рука в кожаной перчатке сжимала верёвку, в другой девчонка сжимала «Стритлайн Спешл». Оружие было маленьким, сделанным из композитных материалов. Дешёвая фабричная поделка, низкая точность – но с близкого расстояния вряд ли промахнёшься.
Я проследил взглядом за тем, как её ноги коснулись земли, игнорируя слабый шум, сказавший мне о том, что остальные члены банды окружили меня кольцом. Из полицейских отчётов я знал о том, что эти ребята любят использовать силки из мононитей – этой невесомой штукой толщиной в молекулу можно отсечь жертве голову одним резким рывком. Я подавил желание вжать голову в плечи (от этого всё равно не было бы никакого толку) и сконцентрировал внимание на спускавшейся дамочке. Скорее всего, она – главарь этой банды, который и будет решать, разговаривать со мной или порезать меня на куски, чтоб потом спорить из-за них.
Главарь банды оказалась жилистой девушкой с раскосыми глазами и копной молочно-белых волос. Глаза были кибернетическими имплантами, выглядевшими, как у персонажей аниме, так популярных перед Миллениумом. Большие и широко раскрытые, они придавали её лицу детское выражение. Хотя ей было больше двадцати, я не мог думать о ней иначе, нежели как о девчонке.
На ней была чёрная футболка с обрезанными рукавами, чтобы показать жилистые, но мускулистые татуированные руки – результат постоянных упражнений с верёвкой и прыжков по деревьям – и синие военные штаны с золотой полосой по бокам, явно снятые с какого-то моряка СШАК, совершившего фатальную прогулку в Сады после наступления темноты.
Я встал к дереву, с которого она спускалась, медленно расстегнул молнию на штанах и оставил метку, не спуская с девушки взгляд. Это был вызов, который понял бы даже человек.
Бандитка отпустила верёвку, быстро шагнула ко мне и приставила ствол к моей груди. Я улыбнулся в ответ:
- Этим меня не убить.
Частично это было правдой. Если она выстрелит мне в голову или перебьёт хребет, то я, конечно, умру – как кто угодно. Но в любом ином случае я обращусь в волка, и регенерация восстановит повреждённые органы и кости. Пуля в грудь будет крайне болезненной, рана некоторое время будет кровить и причинять затруднения при дыхании – но она не смертельна.
Она поняла, что я не блефую, опустила пистолет и посмотрела на меня искоса, склонив голову своими детскими глазами на взрослом лице.
- Чо надо?
- Я ищу тролля с рогом, как у единорога, - сказал я, застёгивая штаны. – Он из Сорняков, как и ты.
Последнее было предположением. В момент нападения трупосвета на тролле была куртка с длинным рукавом.
- Нафига?
- Хочу поймать ту штуку, которая прикончила его подельников, - ответил я.
- Ты из «Звезды»? – спросила она голосом, в котором скрывалась угроза.
Пока я обдумывал ответ, я почувствовал, как что-то невесомое спустилось сверху, едва скользнув по волосам и чуть задев моё левое ухо. Я оставался абсолютно неподвижен, зная, что соверши я одно неверное движение – я лишусь головы. А это точно будет случай, когда моя регенерация бессильна.
- Я – охотник за наградой, - сказал я наконец. – «Одинокая Звезда» хорошо платит за убитых и пойманных паранормалов, как то, что прикончило тех Сорняков в гараже на Северной Окраине.
- Чо ты мелешь? Шпилька и остальные были под дозой, вот братва и гикнулась, - фыркнула она.
Я покачал головой: - Это был пара. Я сам видел.
- Ты там был?
- Так получилось. Услышал стрельбу и решил посмотреть.
- Другие, услышав стрельбу, бегут подальше, - сказала девушка.
- Я не из «других», - и я одарил её самой волчьей улыбкой, на которую был способен.
- Погодь минуту, - сказала она, немного поразмыслив, затем подняла руку в перчатке, подав знаки пальцами на языке жестов банд.
Мы подождали в том бедламе, что когда-то был Городскими Садами, «наслаждаясь» грохотом из бумбоксов и криками откуда-то сверху. Низко над парком проплыл полицейский вертолёт, вихрь от пропеллера заставил трепетать ветки деревьев, прожектор шарил по земле, выхватывая хижины из темноты. Я услышал пистолетные выстрелы, одна или две пули срикошетили от золотой звезды на брюхе машины. Я сдержал рычание: сквоттеры стреляли по собственности «Одинокой Звезды», но сейчас было не время поднимать из-за этого бучу.
Вертолёт улетел, звук ротора затих в ночи.
Ветка наверху скрипнула под навалившимся на неё весом, и вниз по верёвке скользнула крепкая фигура. Это был тролль из гаража. Он возвышался надо мной двумя центнерами чистой угрозы. Короткий и толстый рог выступал из центра его лба, нижние клыки скривились, выступая перед верхней губой. Одно острое ухо было порвано, другое украшено серьгами из крышек от банок с содовой. Тролль выглядел «за тридцать», но едва ли вышел из подросткового возраста – тролли не живут дольше пятидесяти и взрослеют рано.
- Привет, Шпилька, - поприветствовал я его, предположив, что именно его имя назвала главарь банды.
Он взглянул на меня, потом на девушку, стоявшую рядом.
- В жизни этого мудака не видел.
- Да ну? – сказал я. – А так? - Я скинул рубашку, расстегнул штаны, позволив им упасть вниз. Опускаясь на четвереньки, я услышал, как она произнесла:
- Нравится показывать, что там у тебя?
Затем я ОБЕРНУЛСЯ.
Повернув уши к троллю, я услышал, как у него перехватило дыхание, пока он смотрел, как меняется моё тело.
- Ты тот пёс, что я видел в гараже, - прошептал он.
Я довольно запыхтел, вывалив из пасти язык. Затем ОБЕРНУЛСЯ обратно.
Главарь банды с удовольствием оглядела моё тело, пока я одевался. Я подмигнул ей, затем обратился к троллю:
- Тот светящийся шар, который я видел, коснулся головы эльфийки…
- Моя подружка… - пробормотал тролль. Судя по его уродливому лицу, он попытался бы меня прикончить, если б я упомянул тот факт, что он случайно выстрелил ей в грудь.
- …Это паранормальное животное, - продолжил я. – Трупосвет. Откуда он взялся?
- Это Ореол.
- Кто такой Ореол?
- Не «кто». «Что»… - его лицо приобрело мечтательное выражение. – Эта дурь – это что-то. Вышибает на раз, становишься после ней слабым, как котёнок, на несколько дней. Но это лучший приход. Как оргазм, только заставляет хотеть ещё и ещё.
- Ты знал, что оно живое?
Тролль покачал своей большой головой: - Нет, пока Панк и Мик не откинулись. Тогда Алиша вошла вошла в астрал, посмотрела на него и начала кричать. Когда эта штука нависла над ней, я решил прикончить тварь. А теперь Алиша там же, где и те двое, тварь убила её.
Главарь бросила на него взгляд: Так Ореол – паранормал? Чувак не гонит?
- Похоже на то, - сказал тролль.
Моё сознание всё ещё пыталось осознать услышанное. Этот ужас со щупальцами, убивший троих в гараже на Северной Окраине, продавался на улицах внаём под видом наркотика. Кто-то нашёл способ содержать трупосветов в городских условиях и продавал их как новейшую дурь - смертельный экстаз, который трупосвет использовал, чтобы питаться своими жертвами.
Похоже, у Департамента по борьбе с наркотиками прибавится работы.
- Где ты достал Ореол? – спросил я.
Тролль посмотрел на меня. Похоже, он колебался, говорить мне или нет. Сдать дилера – самый простой способ попасть на небеса. Но этот дилер оказался виновным в смерти его подружки…
- Тебе нужен шаман или маг, чтобы использовать Ореол – вымолвил он.
- На кой чёрт?
- Нужна магия.
- Я не хочу его использовать, - напомнил я. – Я хочу поговорить с теми мудаками, что его продают. И хочу поймать одного из этих трупосветов.
Тролль задумался, но по его жестам и позе, я полагал, что он даст мне необходимую информацию. Он всё ещё жаждал «Ореол», это было ясно как божий день. Но эта жажда была перемешана со страхом, который он испытал – я мог прочитать это в его глазах так же ясно, как я читаю метки.
- Поищи в Старых Могильниках, - наконец сказал тролль. – Спроси Вауквиса.
Это было необычное имя. Похоже из индейцев микмак.
- Спасибо, - сказал я в ответ.
Анимешная девочка уже потеряла ко мне интерес и взобралась обратно на дерево, растворившись в его ветвях.
- Это будет расплата за Алишу, - сказал я, взглянув на тролля.
- Угу, конечно, - пробормотал он, отворачиваясь. Я видел, что в действительности он мне не верит. Он полагал, что трупосвет прикончит и меня.
Я оскалился остальным бандитам, кто мог ещё наблюдать за мной – и двинулся прочь из парка.