?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Из Facebook.

Глава 6.
Поиски необходимой мне информации заняли почти всё утро. Раньше я никогда не был в архивах, поэтому искать данные пришлось долго. Оставшуюся часть утра я потратил на то, чтоб снова посетить Старые Могильники и проверить ещё раз положение могилы.
Однако, дело того стоило. Под надгробием, на котором Джейн оставила цветы прошлой ночью, действительно покоилась Матильда. Матильда О’Рейли родилась в 1798 и скончалась в 1875, в возрасте 77 лет. Архивы даже сохранили надпись, высеченную на надгробии – строки из Байрона:
Я руку тихую поднял;
Я чувствовал, как исчезал
В ней след последней теплоты…
О! сколько муки в знанье том,
Когда мы тут же узнаем,
Что милому уже не быть!
И миг тот мог я пережить! (перевод Жуковского)
Странный выбор для эпитафии, но это могло быть знаком почти самоубийственного горя матери, потерявшей свою дочь. Это также могло служить доказательством того, что Джейн действительно прожила более двухсот лет.
Никто не мог жить так долго. Ну, может быть, эльфы. По слухам, их жизненный цикл исчисляется столетиями. Но первые эльфы появились лишь в 2011, когда магия вернулась в мир. Самым старшим из них сейчас едва ли пятьдесят, хотя выглядят они на двадцать с небольшим – что и послужило почвой для слухов об их долголетии.
Джейн не была из эльфов. У неё не было острых ушей. Во всяком случае, я этого не заметил, хотя бы её волосы и скрывали их. И даже если так – она родилась бы после 2011.
То, что мне открылось в архивах, удивило меня. Но я отказывался этому верить. Возможно, Джейн точно так же копалась в архивах, проглядывая те же записи, и «удочерила» одно из тел на кладбище. Однако часть меня хотела верить ей. Она казалась столь искренней, столь уверенной. Но разве это не является признаком помешательства?
И ещё одно. То слово, что она произнесла в лаборатории: «сфигмоманометр». У меня заняло некоторое время выяснить, как оно произносится, но, когда я таки сделал это, архивариус выдал интересную деталь. «Сфигмоманометр» было весьма старомодным словом, используемым для названия прибора измерения давления, изобретённого в девятнадцатом веке. Где Джейн его откопала?
Я был занят этими мыслями, когда свернул в переулок, где были ворота на задний двор дома Джем. И ещё мне хотелось спать. Обычно я не встаю раньше полудня. Но как только я увидел открытые ворота, сон как рукой сняло.
Что-то было не так. Ворота не должны были быть открыты. Джем собиралась сегодня по магазинам, но мы оба всегда закрывали ворота, и уж точно их не могла открыть Хейли. Никому в здравом уме не пришло в голову сунуться за ворота с ярко-красной надписью: «Осторожно, злая собака!». А если и пришло бы, лай Хейли их точно напугал.
Внезапно я осознал, что во дворе непривычно тихо.
Я присел на корточки и принюхался. Вокруг был странный запах – как от медикаментов, только сильнее. Я повернул нос в сторону заднего двора – запах усилился. Тогда я осторожно заглянул во двор.
Увидев лежащую на земле Хейли, я едва не завыл. На какую-то долю секунды я подумал, что она мертва. Всё ещё будучи на корточках, я неуклюже засеменил к её телу и дотронулся до груди. Хейли была тёплой и всё ещё дышала. С каждым выдохом из её ноздрей шёл тот самый странный медицинский запах.
Глаза Хейли моргнули, она слабо взвизгнула. Я потрепал её по щеке и пробормотал, чтоб она лежала смирно. Хейли выглядела сконфуженной, но невредимой. Мне стало легче от мысли, что она уже отходит от того, чем её накачали.
Я бросил взгляд на дом - вроде бы ничего необычного! - затем на гараж. Мои клыки резко выросли, когда я увидел, что дверь открыта. Своим человеческим зрением я не мог понять, есть в нём кто-то, так что я ОБЕРНУЛСЯ, успев скинуть одежду в самый последний момент.
Гараж был пуст. Никаких следов Джейн. Ни сломанной мебели, ни следов насилия. Если бы не Хейли, я бы подумал, что Джейн просто проснулась и ушла, не понимая, где она оказалась и не имея причины тут оставаться.
Но нет, Джейн кто-то забрал. Его запах тёк в мои ноздри гадким шлейфом – комбинация сладковатого шерстяного сукна и мускуса одеколона. Он даже оставил метку в моём туалете. Я тут же переметил это место.
Самым же худшим было, что я не знал, друг он для Джейн или враг. Не знала этого и она: даже если бы он был ей совершенно незнаком, Джейн могла бы уйти с ним по доброй воле.
Я мысленно зарычал. А затем я взялся за дело.
Запах Джейн было легко отследить. Даже с учётом того, как мало мы были вместе, я хорошо его запомнил. Он имел чёткий зов, который отпечатался в моей памяти.
Двинувшись обратно через двор, я увидел, что Хейли уже стоит на ногах, пусть и некрепко, и осматривается по сторонам. Я ободряюще обнюхал её морду, после чего покинул двор, попутно толкнув ворота плечом, чтобы они закрылись.
Я проследовал по переулку до Роби-стрит. Выскочив на оживлённую при свете дня улицу, пробегая мимо людей, я не раз услышал тревожные крики. Как полагали жители Галифакса, на улице средь бела дня появился большой и потенциально опасный волк – дикое животное! Мамочки хватали детей на руки, прохожие сходили с пути, оставляя тротуар в моём распоряжении. Один курьер даже свалился с мотоцикла, потеряв контроль, пока я пересекал улицу.
Несколько минут спустя я услышал вой сирен. Я откинул голову назад и завыл на бегу. «Моя стая!» - подумал я. «Вместе мы найдём Джейн!». Запах её становился всё ярче, я был уже почти на месте.
И тут я осознал свой просчёт. Единственной причиной, по которой в моём направлении могла двигаться патрульная машина было то, что кто-то позвонил в участок и сообщил о диком животном на улице. У меня не было времени для объяснений с патрульными. Даже если бы они опознали во мне одного из фрилансеров «Одинокой Звезды», меня могли арестовать за нахождение в обличие волка в черте города. Мне нужно было скинуть их со следа.
«Форд Америкар» с золотыми звездами на дверях вынырнул из-за угла в квартале от меня, но я надеялся, что патрульные меня ещё не увидели. Проскользнув между двумя припаркованными машинами, я змеёй скользнул в магазин. Я был быстр и осторожен, никто из посетителей меня не заметил. Ревущая музыка заглушала вой сирен, а потому никто не обернулся к дверям, пока я полз мимо стеллажей. Но через секунду я понял, что полицейские всё же меня засекли. Сирены завыли ближе, затем раздался скрип тормозов, когда машина резко притормозила у магазина.
Я мысленно воздал хвалу духам – мне повезло оказаться в одёжной лавке. Я ОБЕРНУЛСЯ человеком, затем стянул джинсы с прилавка и надел их. Мне снова повезло – размер оказался больше моего, а не меньше. Затем я так же стащил с прилавка безразмерную майку, влез в неё и выпрямился - руки в карманы, чтоб джинсы не свалились.
Хлопнула дверь машины, из которой выпрыгнул полицейский. Второй последовал за ним, доложив диспетчеру обстановку.
Я направился к выходу аккурат в тот момент, когда патрульный вошёл в магазин с пистолетом в руке, скомандовав НЕМЕДЛЕННО очистить помещение. У меня не возникло и мысли перечить служителю порядка. Я свернул в переулок, надеясь, что никто не обратит внимания ни на мои босые ноги, ни на ярко-оранжевую краску против воров, которой я испачкал джинсы, пока оторвал капсулу, чтоб она не включила тревогу, рванув на выходе из магазина. Оранжевое пятно на колене выглядело как свежая кровь, а краска капала на тротуар.
Я увидел скобяную лавку, где «приобрёл» моток прочного шпагата таким же способом, что и джинсы с майкой. Я чувствовал себя виноватым, но успокоил себя тем фактом, что в действительности не нарушил закон. Джейн была похищена, а значит, я был офицером на задании. Сказав себе так, я подвязал краденые джинсы верёвкой, затем огляделся по сторонам.
Парни в униформе вернулись в свою машину. Могу себе представить сокрушенное выражение их лиц в шлемах, закрытых визорами: волк буквально растворился в воздухе! Я был рад, что приехавшие ребята были не из Магических Ударных Сил – эти бы сразу поняли, что имеют дело с оборотнем, и обнаружили мою истинную сущность, оглядев местность астральным зрением.
Я не осмелился снова обернуться волком. Вместо этого я спокойно вернулся обратно к концу квартала, где в последний раз ощущал запах Джейн, и подождал пока копы уедут, а тротуар опустеет. Тогда я опустился на корточки рядом с припаркованной машиной - будто бы я что-то обронил, и пытаюсь найти. Я прижал нос к тротуару, закрыл глаза и глубоко вдохнул запах бетона.
Чёрт, человеческим носом унюхать что-либо оказалось довольно сложно. Конечно, моё обоняние превосходит человеческое, но после того, как я побыл в волчьей шкуре, это было, словно у тебя сильный насморк. Я уловил лишь слабый аромат Джейн.
Этого мне было достаточно. По крайней мере, я знал, что она была здесь.
Я проделал то же самое в конце каждого квартала. Иногда мне приходилось возвращаться назад или заворачивать за угол, выбирая направление и перепроверяя себя. Всё это занимало уйму времени: мне приходилось дожидаться, чтоб пешеходы, которые меня видели на предыдущем месте, прошли мимо, не заподозрив чего-нибудь. Но шлейф рос и становился более и более ясным. Я уже знал, что найду Джейн в квартале или двух отсюда. Но более ярким становился и запах человека, который забрал Джейн. Мне следовало быть осторожным.
Я стоял у Терминал Роуд, лицом к массивному прямоугольному зданию железнодорожного вокзала Виа Рэйл, античную каменную колоннаду и скульптуры которого столетие назад убрали из-за поездов на магнитной подушке. Виа Рэйл была тем, что называлось «корпорация Короны» в те времена, когда существовало такое государство как Канада. Она прославилась, соединяя нацию «от моря до моря»: можно было сесть на поезд в Галифаксе, а спустя пять дней выйти из него на побережье Тихого океана, в Ванкувере.
Теперь, когда Ванкувер поглотил Совет Салишей-Шидхе, поезда в этот город больше не ходили. Не проходил их путь и по тем местам, что прежде назывались «Центральной Канадой», принадлежавший Совету Алгонкинов-Маниту. Не было и рейсов в Квебек, объявивший себя независимой нацией в 2022. Теперь поезда отправлялись на юг, через Буффало и Детройт, сворачивая туда от Виннипега. А Виа Рэйл стала частью корпорацией Симингтон, которая, в свою очередь принадлежала немецкой мегакорпорации Сэдер-Крупп.
Хотел бы я знать, куда забрал Джейн тот человек, что пришёл за ней. И не было ли слишком поздно пытаться остановить его.
Я вошёл в здание в полном внимании. Терминал отдавался пещерным эхом звуков голосов, объявлявших прибытие и отход поездов. Волна запахов – люди, мета, фаст-фуд и раздражающий жгучий запах жареного кофе. Не было никакой возможности отследить здесь запах Джейн – ну, уж точно не форме человека. Мне пришлось полагаться на зрение, чтобы найти её.
Я ступил в толпу и вдруг услышал музыку впереди. Сперва я подумал, что это бумбокс, но увидел, что это Музыкальный Человек. Несмотря на свою цель, на секунду или две я был захвачен музыкой.
Музыкальным Человеком его звали все, с кем он жил по соседству на Северной Окраине. Никто не знал его имени. Он был немым, или просто однажды решил не говорить ни слова. Вместо этого он общался через музыку. Он был тощим, для своей расы, темнокожим человеком в возрасте «за пятьдесят». Встань он рядом со мной, его голова седеющих волос достала бы мне лишь до солнечного сплетения. Все эти годы он тратил каждый нью-йен на кибер-имплантаты весьма специфичного типа. Под его кожей была скрыта сложная система сенсоров, синтезаторов и громкоговорителей, издававших невероятный набор синтезированных звуков, от бубнящей механической гитары до чистейшей высокой флейты, от инфразвукового крика кита до звонка колокольчика.
Музыкальный Человек, очевидно, собирался взглянуть на мир, раз вдруг оказался в пассажирском терминале. С местных уличных музыкантов Виа Рэйл драл за лицензию просто заоблачные поборы. Видимо, мужик поднял изрядно ньюйен за последние дни.
Я коротко кивнул ему и поспешил дальше. Он ответил мне воем сирены, пробежав пальцем по овалу на внутренней стороне плеча, затем подмигнул, сопроводив это ударом цимбалов.
Бодро двигаясь сквозь терминал, я пытался одновременно найти Джейн и не привлекать внимания к своей персоне, пока мои глаза рыскали в толпе. Я высматривал её у расписания, возле автоматов по продаже билетов, в зале ожидания, будках связи, у фудкорта и даже на платформах у поездов. Последние были мешаниной из звуков и движения, заполненные волнами пассажиров. Высокоскоростные поезда прибывали и убывали, издавая резкий высокочастотные свист, неразличимый человеческим ухом. Этот звук ставил дыбом шерсть на моих ушах и заставлял скрежетать зубами.
На меня обратили внимание несколько человек. Охранники Виа Рэйл подозрительно бросали взгляды на мои босые ноги подвязку джинс, пытаясь понять, не собираюсь ли я стрясти несколько кредитов с пассажиров. Помогало то, что джинсы и майка были практически новые, что создавало вид, будто бы вещи не по размеру подобраны намеренно, в угоду стилю. Я лишь надеялся, что никто из охранников не спросит, на какой поезд я сажусь, и не попросит предъявить билет. Если б у меня были с собой деньги, я бы купил билет до ближайшей станции, чтоб всё выглядело правдоподобно. Но я оставил денежный чип дома, когда ОБЕРНУЛСЯ, и теперь охранники весьма легко могли счесть меня за «не-гра» и чертовски быстро вышвырнуть из здания станции.
Я вернулся в лобби вокзала, чувствуя разочарование. Я нигде не смог уловить запаха Джейн. Когда я уже подумал, что она села в поезд и уехала, я внезапно увидел её, выходящей из туалетной кабинки. Я мысленно выругался: если бы я оказался в здании на несколько секунд раньше, то смог бы пристроиться рядом и тихо разузнать у неё, что происходит.
Я приблизился к ней так спокойно, как только мог, улыбнувшись и кивнув. Её глаза скользнули по мне на мгновение, затем её взгляд побежал дальше. В нём не было ни намёка на то, что она меня узнала. Я подавил досаду и проследовал за ней, чтобы понять, была ли она ещё с тем, кто отравил Хейли.
О да, он оказался рядом. Он сидел на пластиковом стуле около кабинки, высокий и стройный. Волосы, цвета воронова крыла, до плеч, убранные золотой заколкой, открывали остроконечные уши эльфа. Он был дорого одет в стиле корпоратов: чёрная рубашка с воротником-стойкой и чёрный же костюм в тонкую золотую полоску. Форму заколки в волосах повторял зажим галстука на груди – меч из золота. Глаза его тоже были золотыми – или имплантаты, или контактные линзы. Тщательно подстриженные усы и борода обрамляли тонкую линию губ. По всему, от одежды до взгляда было ясно: это был мужчина, воспринимавший всё в своей жизни крайне серьёзно.
Я был теперь достаточно близко, чтоб почуять его запах: дорогой костюм из шерсти, одеколон, которым он пользуется. Ещё, из одного кармана его костюма, я чувствовал лёгкий запах того, чем он одурманил Хейли. Я был рад, что он не использовал его на Джейн – ему бы пришлось везти её, и тогда я бы её ни за что не нашёл.
Эльф поднялся на ноги с непередаваемой грацией. Он стоял незыблемо, в явной готовности ко всему, его сверкающие глаза инстинктивно высматривали угрозу. Он был чистой альфой, лидером своей стаи. Ему было комфортно в этом теле, в котором он знал каждую мышцу, каждое сухожилие. Однако, он не полагался только на своё тело. Несмотря на свой элегантный покрой, лёгкая выпуклость под левым плечом давала понять, что там скрыта кобура с оружием.
Я сдвинул своё зрение на астральный план и увидел, что аура эльфа представляет собой физического адепта – существо, чьи магические способности превращают его тело в оружие. В районе левого уха у адепта было мёртвое пятно – видимо, какой-то имплантат. А вот глаза были настоящие, просто скрывались за линзами.
Эльф протянул Джейн синий прямоугольник. Билет. Находясь на астральном плане, я не мог прочитать название станции, но одно я знал точно: синие билеты были «в одну сторону». Они куда-то уезжали – и не собирались возвращаться.
Я вернул зрение на физический план – слишком поздно: Джейн уже спрятала билет.
Джейн осмотрелась вокруг и нахмурилась:
- Я была здесь, - сказала она мягко, словно пытаясь вспомнить что-то, - но тогда всё было по-другому. Они использовали мел, чтобы писать время отправления. И поезда были… другими. Они были на металлических колёсах. И испускали дым… - она моргнула, как бы пытаясь вспомнить больше.
- Это была другая эпоха, Маретриэль.
Я мысленно повторил это слово: «Маретриэль». Звучало по-эльфийски. Было ли оно именем Джейн? Я не думаю, что оно было просто проявлением ласки, но даже если и так, оно прозвучало, словно эльф хорошо знал Джейн. Или же он точно знал о её расстройстве – вере в то, что она жила здесь столетия назад – и высмеивал это.
Эльф поднял руку и посмотрел на часы – разумеется, золотые! – затем снова заговорил:
- До отправления нашего поезда осталось десять минут, Маретриэль. Нам пора.
Пока Джейн с готовностью проследовала за ним, моё сердце готово было выпрыгнуть из груди. Как я мог остановить её? Более того, должен ли я её останавливать? Что, если эльф – просто её друг или родственник, который узнал, что Джейн в Галифаксе, что она страдает от потери памяти, и приехал забрать её домой?
Нет, такая версия не подходит. Друг не стал бы травить Хейли, стараясь добраться до Джейн. Друг подождал бы, пока я или Джем вернутся домой, объяснил, кто он, и попросил бы придержать Хейли, пока он забирает Джейн. Эльф явно ожидал, что Джейн окажет сопротивление – для этого он и принёс с собой снадобье. То, что Джейн ничего не помнила и абсолютно доверчива, оказалось неожиданной удачей. Ему оставалось лишь отравить Хейли.
Как он узнал, где её найти? Меня он точно не знает – его буравящий взгляд уже скользнул по мне один раз, и он не распознал во мне угрозу. Он не знал, кто я, и не знал, что именно из моего дома он выкрал Джейн.
Я последовал за Джейн и эльфом к эскалатору, ведущему к поездам. Пока ступени эскалатора поднимали нас к платформе, я лихорадочно думал. У меня нет ни единой мысли о том, как задержать их посадку на поезд, как забрать Джейн у эльфа прежде, чем двери вагона закроются перед моим носом.
Эскалатор рядом, меньше чем в метре от нас, вёз пассажиров в обратную сторону, с платформы. Лица у них были скучающие или усталые, и потому никто не обращал внимания, как я шарю глазами по сторонам в поисках озарения.
Тут я услышал звуки Музыкального Человека на выходе с эскалатора. В то же самое время я услышал и прибывший поезд, и тут увидел, как эльфа перекосило от высокочастотного свиста. Это подсказало мне, что за имплантат установлен в его ухе. И тут у меня возникла идея.
Дело в том, что Музыкальный Человек мне задолжал. Как-то ночью я спас его задницу, когда шайка бандитов решила использовать его в качестве тренировочной груши с музыкальным сопровождением. Той ночью я был в патруле и добавил в этот аккомпанемент с помощью своих зубов и когтей новые звуки. До сих пор с удовольствием вспоминаю вопли и крики, когда я вонзал когти в их запястья и колени. Всё, что я мог тогда сделать – это умерить инстинкты, чтоб не прикончить несчастных мудаков.
Когда последний из них уполз, чертыхаясь и оставляя окровавленный след, я ОБЕРНУЛСЯ и помог Музыкальному Человеку подняться на ноги. А ещё я дал ему совет: если вдруг снова понадобится моя помощь, нужно, чтоб его синтезатор издал свист высоким тоном, таким, что только волчье ухо его услышит. Что он и продемонстрировал на близком расстоянии – к величайшему моему сожалению.
А теперь мне нужна была его помощь.
Как только эскалатор вынес Джейн и эльфа на платформу, я махнул Музыкальному Человеку рукой, стоя за их спинами. Затем я вложил два пальца в рот, как бы свистнув, и стукнул себя кулаком в грудь.
Музыкальный Человек дураком не был. Он тут же словил, что я хочу ему сказать. Мелодия, которую он играл, внезапно смолкла. Он прижал палец к пупку.
Я крайне вовремя зажал уши. Высокочастотный свист, буквально взрывающий уши тех, кто его слышал, разнёсся по округе из подкожных динамиков Музыкального человека. Имей вы мой слух, вы бы услыхали его за километр.
Люди и мета на платформе ничего не почувствовали. Но эльф всё услышал. Его кибернетическое ухо – а точнее, имплантат, расширяющий слуховой диапазон – передало этот высокочастотный звуковой удар прямо в мозг. Он согнулся вдвое, прижав руку к левому уху.
В то же самое мгновение я схватил Джейн на руки и стиснув зубы от боли, звучащей в ушах, прыгнул на металлическую поверхность, разделявшую два эскалатора. В мгновение ока мы скатились по этой «горке» с бешеной скоростью. Я приземлился аккурат на задницу с такой силой, что не будь я оборотень, этот синяк сходил очень долго. Затем я вскочил на ноги, всё ещё держа Джейн на руках.
Она была слишком удивлена моими быстрыми действиями, чтоб как-то реагировать. Она – но не эльф, оставшийся наверху. Даже через свист Музыкального человека я услышал рикошет пули, ударившей в то место, где секундой ранее была моя задница. Эльф, возможно, знал Джейн достаточно долго, чтоб назвать её по имени, но он точно недостаточно ценил её жизнь – иначе он не стал бы стрелять. Или же он был чертовски хорошим стрелком, чтоб рассчитать выстрел так, что пуля её не поранит. Только моя скорость спасла меня.
Люди вокруг кричали, некоторые лезли на поверхность между эскалаторами, пытаясь уйти с линии стрельбы. В этом была удача для меня: теперь эльф не мог спуститься вниз моим способом.
Я бежал зигзагом через терминал, заполненный пассажирами, перепрыгивая через их багаж, когда он оказывался у меня на пути. Уголком глаза я видел бегущих по направлению ко мне охранников. Мне моментально пришло в голову, что Джейн может попытаться вывернуться у меня из рук, так что я решил на бегу рассказать ей правду – слегка сгустив краски.
- Джейн, это я, Ромулус. Я - друг, Вы были у меня в гараже. Вы не можете доверять эльфу. Он собирался накачать Вас какой-то дрянью, чтоб Вы были с ним. Вы видели, что он сделал с Хейли, немецкой овчаркой? То же он собирался сделать с Вами.
Понимание скользнуло в её глазах: - Галденистал сказал мне, что собака спала!
- Это его имя? Куда он Вас вёз? – спросил я.
- Я не знаю.
Твою ж мать! Снова-здорово…
Я пробежал почти всю станцию к выходу на восточной стороне. Двери были практически перед нами. Они вели на пирс, где было множество контейнеров и погрузочного оборудования. Это был превосходный лабиринт, в котором преследователи могли потеряться. И если я не потеряю эльфа, я всегда могу спрятаться за контейнер, ОБЕРНУТЬСЯ и вцепиться эльфу в глотку. Без сомнения, элемент неожиданности будет на моей стороне. Если, конечно, эльф не взглянул на меня астральным зрением - в этом случае он уже знал мою истинную форму.
Я вломился плечом в двери, заставив их распахнуться. В этот момент стекло в дверной раме рядом разлетелось на тысячу осколков. Мгновением позже я получил пулю в бедро.
Это было невероятно больно. Я пошатнулся, Джейн выскользнула из моих рук. Она приземлилась на ноги, но осталась стоять и смотреть на двери, качавшиеся за моей спиной, пока очередь пуль проделала в них череду отверстий.
- Беги! – закричал я на неё, зажимая пробитое бедро. Кровь из него текла рекой, уже пропитав штанину. Я заковылял в сторону от линии стрельбы.
- Они стреляют по нам! Чёрт! Беги!
Джейн не нужно было большего ободрения. Она повернулась, бегом обогнула здание и исчезла за углом.
Постаравшись вытянуть ногу настолько, чтоб с неё можно было стащить джинсы, я снял одежду и выбросил её в кучу мусора поблизости. Затем я ОБЕРНУЛСЯ. Боль тут же уменьшилась, но запах моей собственной крови ударил мне в ноздри. Я навострил уши и услышал, как изнутри здания кто-то бежит по направлению ко мне. Дверь начала открываться, времени на то, чтоб убежать, не было.
Я сделал единственную возможную вещь: отполз в тень и лёг так, чтоб не было видно раненую ногу и лужу крови на асфальте. Затем я притворился, что меня кусает блоха, и я пытаюсь вычесать её здоровой ногой.
Эльф вылетел из дверей и перекатился вниз. Он вскочил на ноги, перестав стрелять, но всё ещё поводил по сторонам стволом своего «Узи», держа его в левой руке. Его золотые глаза сверкнули в моём направлении, и он на мгновение поймал меня в прицел. Я посмотрел на него с тупейшим выражением на лице, оскалился и вывалил язык. Каждый мускул в моём теле напрягся. Или блеф будет удачен, или я труп.
Золотые глаза скользнули дальше. Эльф вытащил что-то из кармана, рассмотрел, что это было, и выбросил прочь. Затем он повернулся и побежал прочь в том же направлении, в котором скрылась Джейн.
Я молча выругался, провожая его взглядом. Затем я встал, слегка пошатываясь от боли в ноге, и похромал вслед за ними, мысленно завывая при каждом шаге.

**********************************************************************
Дорогие все. Перевод книги, безусловно, продолжится до конца. Но если вам нравится начатое мной до такой степени, что хочется отблагодарить материально, то любая уместная для вас сумма будет с признательностью принята переводчиком на счета:
PayPal - ctaxgb@gmail.com
Сбербанк: 4276 3800 5303 5619