?

Log in

No account? Create an account

April 15th, 2017

Из Facebook.

Глава 8 (окончание).
Она допила свой чай и посмотрела в голо-окно, уйдя в раздумья.
- В 20-м столетии, на пике лоботомического безумия, канадский хирург, которого звали Уайлдер Пенфилд, делал операцию на открытом мозге больному эпилепсией. Он использовал электроды, чтобы стимулировать различные участки мозга, дабы найти причину эпилептических припадков. Вместо этого он получил весьма неожиданный результат: электроды включали фрагменты памяти. Иногда это был всего лишь звук или запах, но иногда наружу выходило целое событие из прошлого пациентов.
Мануальная терапия – магическое излечение – использует перемещение магической энергии с астрального плана на физический. Эта энергия – во всяком случае, часть её – по природе своей, такое же электричество. Существует форма касания в виде заклинания, которую я использую, чтобы усилить функционирование мозга. Если я смогу направить и сфокусировать энергию как электрический импульс, я смогу добиться тех же результатов, что и Пенфилд…
Сандра серьёзно посмотрела на Джейн.
- Джейн, мне нужно Ваше разрешение прежде, чем я попытаюсь это сделать. Никакой опасности физических повреждений нет, но я не могу контролировать, какие воспоминания я вызову. Они могут быть неприятными или глубоко личными.
- Я даю Вам такое разрешение, - сказала Джейн. – Я хочу знать, кто я. Я хочу вернуть себя.
Сандра кивнула, затем сделала глубокий вдох и сложила ладони вместе.
- Закройте глаза, Джейн, и попытайтесь расслабиться.
Джейн закрыла глаза, и Сандра медленно вытянула к ней руки, как будто протягивая нечто невидимое, что было между ними. Я сместил своё зрение на астральный план и увидел светящийся шар магической энергии, формирующийся между её ладоней. Энергия была мягко-голубой, вспыхивая ярко-зелёным цветом леса и солнечно-жёлтым. От неё шёл мягкий запах моха и дождя, она пахла жизнью.
Сандра использовала руки, придавая энергии форму, словно гончар, который мнёт и сжимает мягкую глину. Затем она позволила ей зависнуть перед собой в воздухе. Одной рукой она вытянула из неё пучок, движением пальца придав ему форму расходящейся спирали. Другая её рука зависла в сантиметре-другом над головой Джейн, как бы покрывая её и отыскивая нужную точку. Когда она нашла то, что искала, Сандра направила магическую энергию в эту точку лёгким прикосновением указательного пальца.
Я услышал тихий щелчок, похожий на разряд статического электричества. Джейн вздрогнула, словно почувствовала лёгкий удар током. Её глаза открылись, но не сфокусировались ни на одном предмете в комнате.
Джейн вытянула вперёд руку.
- Дайте мне Вашу руку, сэр, - произнесла она повелевающим тоном. Тембр был низким, как будто она пыталась говорить мужским голосом. Пальцы её руки как бы схватили нечто, невидимое даже в астральном плане. Другая рука держала что-то, как ручку. Она воткнула это в невидимую руку.
- Слив вашей крови уравновесит ваше чувство юмора, сэр. Кровопускание имеет крайне положительный эффект при многих болезнях и, безусловно, является важнейшим среди всех основных методов лечения. Оно не использовалось для поддержания Вашего самочувствия ранее, но у меня есть уверенность, что…
Джейн моргнула. Её губы шевелились, но беззвучно, словно она забыла слова. Затем руки расслабились, будто невидимые рука и скальпель, которые она держала, внезапно исчезли. И они действительно исчезли – по крайней мере, из её памяти.
Сандра двинула свою руку и коснулась пальцем другого участка кожи на голове Джейн. Я увидел ещё одну маленькую искру астральной энергии, аккурат над макушкой Джейн. И та снова провалилась в другую память. В этот раз её голос был мягким, более женственным. Она бегло заговорила по-французски.
Я не говорю на этом языке и потому не понял, что сказала Джейн. Но похоже, что она обращалась к кому-то, кого называла «Монсеньор Пастер». Как и прежде, она внезапно остановилась, оборвав фразу.
Сандра снова сдвинула поиск. Новое воспоминание началось с «середины».
- ...программа вакцинации проспонсирована правительством СШАК. Было бы глупо прерывать её! – Джейн сказала это неким снисходительным тоном. – Департамент здравоохранения обеспокоен возможной вспышкой нового штамма ВИТАС (сокращение от – «вирус, индуцирующий токсико-алергенный синдром») - в частности, в таких изолированных поселениях как Эсквейдер, которые прежде были обойдены вакцинацией. Вакцинация будет проводиться бесплатно…
Я попытался привлечь внимание Сандры: - Это из 21 века, - прошептал я. – СШАК не существовали до 2030.
Сандра заставила меня умолкнуть своим взглядом. Мой голос помешал её концентрации. Но я чувствовал, что мы нащупали что-то действительно важное. Какой-то период своей жизни Джейн работала на правительство СШАК. Но тогда почему она была «не-гром»? Данные о ней должны были остаться в какой-нибудь базе данных.
- Попробуй этот участок снова – попросил я Сандру.
Она снова вызвала этот участок. Джейн снова начала говорить про ВИТАС, и я внезапно вмешался, спросив её имя.
Она дёрнулась, словно раздражённая этим вопросом. Затем выдала мне ответ: - Маретриэль Салвейл.
- Попробуй снова, - сказал я.
Сандра запустила этот участок снова, но Джейн снова просто повторила сказанное, игнорируя мои попытки прервать её и не реагируя на мои вопросы.
Но это было неважно. У нас было имя.
- Давай другой участок, - сказал я.
Новый участок, новое воспоминание…
Внезапно Джейн скривила лицо, затем сплюнула на ковёр.
- Это отвратительно! – заорала она. – Эта Ваша «Спиртовая Настойка Скво» ужасна на вкус! У меня нет сомнений в её эффективности, поскольку я опробовала её на себе. Но ради бога, сделайте уже что-то с её вкусом, иначе от неё слабит почище тоника!
И ещё один обрывок…
Руки Джейн внезапно задвигались, словно она пыталась соединить что-то и зификсировать это на месте. В этот раз она молчала, и её нужно было разговорить.
- Что Вы делаете? – спросила её Сандра.
- А на что, бля, это похоже? – огрызнулась Джейн голосом, в котором внезапно проступил яркий австралийский акцент. – Я закрепляю горячий пакет к бедру пациента.
- Зачем? – переспросила Сандра.
- Слушайте, Вы меня достали со своей критикой, - ответила Джейн. – Вы всё поняли не так. Вам не нужно фиксировать конечность пациента с полиомиелитом. Всё, что необходимо – это интенсивная физиотерапия и… и…
Маска раздражения спала с её лица.
Сандра внимательно слушала всё это время. Затем она обратилась к Джейн с вопросом, назвав её эльфийское имя: - Маретриэль, Вы же доктор?
Джейн посмотрела сквозь Сандру невидящим взглядом, словно пребывая в своих мыслях. Собственно, в определённом смысле так оно и было.
- Психарь, если быть точным, - сказала она с бостонским акцентом. – И весьма успешный, должна добавить. Я изучила несколько различных варварских техник управления сознанием, предвосхитивших открытия нашего просвещённого века, включая использование успокоительного кресла доктора Раша для управления агрессивными лунатиками. Я выяснила, что в нём нет необходимости, если…
В этот раз воспоминание закончилось так же скверно, как и в полицейском участке до того. Джейн закричала, затем согнулась. Её пальцы были у лица, как бы пытаясь стащить что-то с головы.
- Только не маску! – закричала она. – Нет! – слова были неразборчивы, словно что-то было у неё во рту. Она вытянула вперёд руки, как если бы они были на чём-то закреплены рольтв её воли. Затем тело стало неподвижным, лицо искривилось в гримасе, а рот был широко открыт.
- Господи боже! – прошептала Сандра. Она отдёрнула руки от головы Джейн. Магическая энергия, которую она сдерживала, сжалась в точку, затем распалась на фрагменты, которые тут же исчезли.
Сандра быстро сотворила заклинание исцеления. Она осторожно провела руками по лицу и шее Джейн, омывая их энергией цвета индиго. Джейн расслабилась, её лицо приобрело спокойное выражение, голова поникла, и она уснула. Я глубоко выдохнул, внезапно поняв, что задерживал дыхание всё это время. Я мог лишь надеяться, что с Джейн всё в порядке. Мысль о том, что Сандра – лучший психиатр в стране, слегка развеяла мои страхи.
Сандра посмотрела на меня, явно ошеломлённая только что увиденным.
- Я не вызывала эти воспоминания, - произнесла она. – Они сами вышли на поверхность. И это было ужасно.
- О чём она говорила? – задал я вопрос. – Что ещё за «психарь»?
Сандра осторожно проверила пульс на шее Джейн, посчитав в уме, прежде чем ответила на мой вопрос.
- «Психарь» - это устаревшее название для врачей-психиатров, практически не используемое после 19 века. «Успокоительные кресла», о которых она упомянула, применялись в лечебницах в те же времена. Я видела чертёж одного из них в старом медицинском справочнике. Пациентов привязывали к ручкам и ножкам кресла. Ремень также фиксировал грудную клетку, а на голову надевался деревянный ящик, ограничивающий зрение и слух пациента. В таком состоянии пациент удерживался без движения несколько суток.
Я задал очевидный вопрос: - Судя по всему, к Джейн применяли нечто подобное? Вот откуда такие воспоминания…
Сандра поразмыслила вслух: - Нет, это не кресло. В те времена
Джейн была доктором, а не пациентом… - Её взгляд стал твёрже стали: - Ромулус, мы оба знаем, о какой маске идёт речь…
Я догадался, но отказывался верить. Маска, о которой Джейн упомянула, была «маской для магов». Пластиковый кожух, плотно прилегающий к лицу, с трубкой для дыхания. Сконструированная для того, чтобы помешать творить заклинания, эта маска имела наушники, выдававшие убийственные 90 децибел белого шума, мешающие магу сконцентрироваться. Если оставить её надолго, эта маска легко могла свести с ума кого угодно.
Разработанная для «исправительных учреждений», эта маска была детищем лучшей фирмы по предоставлению услуг безопасности - «Одинокая Звезда» создала эту маску. И единственный путь, который мог привести Джейн к знакомству с ней, означал, что она была в заключении, а значит - арестована полицией. Моей стаей.
Нет, это невозможно. Если бы Джейн была в чём-либо виновна и заключена под стражу, то сканирование базы выявило это. Но мы не нашли ни единой записи.
Неужели эта штука была построена кем-то ещё? Материалы для постройки найти было несложно – уровень технологий был невысок, если знать, что именно ты строишь. Возможно, Джейн была похищена, а затем на ней применили маску, когда поняли, что перед ними маг, который способен причинить им вред. Тогда они её и «заморозили»…
Но даже длительное использование маски не объясняло потери памяти. Также, она не выказывала никаких признаков психоза, обычно связанного с использованием этого устройства.
И была куда более необъяснимая вещь, с которой надо было разобраться. Я посмотрел на Сандру:
- Джейн родилась не в этом столетии, не так ли?
Сандра покачала головой: - Если те воспоминания, что мы обнаружили, действительно принадлежат ей, Ромулус, то, подозреваю, что Джейн очень много лет. Кое-что из того, что я слышала, даёт возможность заглянуть назад почти на три столетия - в 18 век.
- Как такое может быть? – удивился я. – Как кто-то может жить столетия?
- Я не знаю, - мягко произнесла Сандра. – Магия? Но это означало бы, что магия существовала ещё задолго до Пробуждения.
Мы оба помолчали, глядя на женщину, что покоилась на подушках. Её расслабленное лицо больше подходило юной девушке. Лишь проблески пепельного в её волосах указывали на то, что она была немолода. Однако её РЕАЛЬНЫЙ возраст существенно превышал все мыслимые пределы.
Джейн поёжилась, затем её глаза моргнули, и через секунду-другую она села и зевнула. Оглядевшись вокруг, она одарила мена обезоруживающей улыбкой.
Я расценил это как добрый знак.
- Ты помнишь что-нибудь из того, что делала или говорила? Какие-нибудь воспоминания? – осторожно спросил я.
Джейн посмотрела на голограмму леса, очевидно не понимая, что происходит.
- Где я? - спросила она? Затем уставилась на меня и Сандру: - И… кто вы?
- Интересно… - пробормотала Сандра. – Кратковременные воспоминания, похоже, исчезли, как только Джейн заснула.
У меня сердце упало – много же дала эта консультация! Не мог же я держать Джейн сутками без сна?
Я вздохнул: мы снова вернулись к началу. Набрав в лёгкие воздуха, я приготовился к долгому рассказу, и сперва представил Джейн Сандру и себя. Снова.
Продолжение следует.

Из Facebook.

Глава 9 (начало).
Мы не могли вернуться обратно ко мне, чтобы переночевать. Эльф наверняка уже оправился от заклинания Джейн, так что мой гараж был бы первым местом, куда бы он двинулся её искать. Но у нас ещё оставались его ньюйены. Так что мы заселились в отель в центре Галифакса ранним вечером. Тот факт, что мы настояли заплатить наличными, и ни один из нас не имел никаких документов, ни на секунду не смутил орка за стойкой. Его частенько использовали матросы, заселявшиеся сюда со своими зазнобами обоего пола, а потому не особо желавшие оставлять какие-либо следы, по которым их могли выследить супруги. Он многозначительно оглядел мои госпитальные штаны и понимающе хмыкнул, когда мы запросили номер с двумя двуспальными кроватями и заказали еду в номер. Я позволил ему оставить себе сдачу с сотки в качестве гарантии того, что он будет держать свою пасть на замке, если кто-нибудь будет искать нас.
Комната пропахла сигаретным дымом, кондиционером воздуха и запахами тех, кто жил в ней до нас. Но простыни были чистыми – я унюхал на них мыло из прачечной. Высунувшись в окно, я окинул взглядом улицу внизу. Возможно, я просто параноик. Но поблизости не было никаких знаков присутствия эльфа Галдинестала (которого я про себя начал называть «золотым мальчиком» из-за его любви к внешней позолоте и неприкосновенного дипломатического статуса).
Я положил зажим с деньгами на стол между нашими кроватями и рассмотрел его повнимательнее. На нём было клеймо, и он определённо был из золота. Вероятно, он стоил дороже, чем вся наличка, которую он держал. Может, мне стоило втихушку стянуть с эльфа ещё и заколку для волос – но это уже была бы кража. А так я всего лишь реквизировал средства в пользу агента на задании.
В дверь постучали. Я нажал встроенную в дверную ручку кнопку монитора. Пластиковая дверь стала матовой, затем – прозрачной, позволяя мне видеть коридор. Свет проходил лишь в одну сторону – человек, стоящий за дверью с подносом еды, не мог увидеть, что творится у нас в номере. Я открыл дверь и забрал у парня поднос. Я почувствовал его раздражение из-за того, что я не дал ему на чай, я не собирался давать ему банкноту в 100 ньюйен. Вместо этого я поблагодарил его и внёс ужин в номер, закрыв дверь, которая вновь приобрела свой обычный цвет.
Пока мы ели, Джейн сидела на одной из кровати, полужуя-полузевая. Заклинания, которые она сотворила этим днём, плюс поездка в госпиталь буквально выжали её досуха. Она клевала носом, несмотря на голод. Но она была прекрасна даже с тёмными кругами под глазами. Я боролся с желанием прикоснуться к её волосам.
- Тебе бы поспать, - сказал я, когда она покончила с едой. Затем мне в голову пришла мысль: Джейн забудет, кто я, если заснёт. И я не хотел, чтоб она снова ушла бродить. Но мы быстро нашли очевидное решение этой проблемы.
Я использовал телеком в номере, чтоб распечатать сообщение: «ПРЕЖДЕ ЧЕМ УЙТИ, ПОЖАЛУЙСТА, РАЗБУДИ МЕНЯ!». Я пришпилил его к двери иглой из швейного набора, который нашёл в ванной.
Я улыбнулся Джейн: - Должно сработать.
Он улыбнулась в ответ: - Спасибо, Ромулус.
Затем она начала раздеваться, стягивая с себя жилетку и джинсы и готовясь ко сну. Я мельком увидел мягкие формы её тела, как вдруг вспомнил: люди – «ну, ладно, эльфы! – поправил я себя» - не любят, когда глазеют их наготу. Я отвернулся, сложил в стопку простыни и одеяла на другой кровати, положил её в центре кровати, затем повернулся к Джейн:
- Ты не возражаешь, если я ОБЕРНУСЬ? Я всегда сплю в волчьем облике.
- Никаких проблем.
Она была в полной безопасности – все эти волнующие изгибы были скрыты под толстым одеялом. Я притушил свет и сделал окно непрозрачным. Затем я позволил госпитальным порткам упасть на пол, опустился на четвереньки на ковёр, от которого разило спиртным – и ОБЕРНУЛСЯ. Запрыгнув на кровать, я немного покрутился, подминая под себя одеяла.
- Ромулус?
Я повернул голову и изобразил на морде внимание, повернув уши вперёд. Моё зрение при слабом свете даже лучше, чем у мета – я видел, как она приподнялась на локте у себя на кровати, и одеяло чуть съехало вниз. Медальон висел у неё на груди, Её глаза с золотистыми прожилками умоляюще смотрели на меня – или я выдавал желаемое за действительное?
- Ты не ляжешь со мной? – спросила она. – Мне так спокойнее.
Не лягу ли я? Я перебрался на другую кровать и одарил её мимолётным поцелуем, лизнув в щёку. Затем я примостился рядом, спиной к её спине. Между нами было одеяло, но я чувствовал тепло её тела даже через него. Её запах, её близость – были едва ли не ошеломляющими. Я был рад, что человеческие феромоны и феромоны мета действуют на меня менее возбуждающе, пока я в волчьей форме.
Я продолжал следить за дверью, приняв охраняющую позу. Это, похоже, успокоило Джейн. Через некоторое время её дыхание стало тише. Когда я понял, что она окончательно уснула, я уронил голову на лапы и позволил себе поспать.
Я проснулся через пару часов. Было всего одиннадцать вечера, но я чувствовал, что хорошо выспался. Я лежал в темноте, наблюдая, как меняются цифры на часах телекома, и пытаясь снова заснуть, но – безуспешно. Будь это обычная ситуация, я предположил бы, что это мой инстинкт ночной твари, который лучше меня знает, что мне нужно. Но сейчас причина была в другом: у меня в мозгу накопилось слишком много вопросов. Они-то и не давали мне заснуть. Я должен был узнать побольше о той таинственной женщине, которая спала подле меня.
Скользнув с кровати, я ОБЕРНУЛСЯ человеком, затем напечатал с помощью телекома новую записку: «ДОЖДИСЬ МЕНЯ. МЕНЯ ЗОВУТ РОМУЛУС. НЕ ОТКРЫВАЙ ДВЕРЬ НИКОМУ ДРУГОМУ. ТЫ В ОПАСНОСТИ».
Я приколол новую записку поверх предыдущей, натянул штаны и выскользнул из отеля. Полицейский участок был в двадцати минутах ходьбы. Дасс сегодня была на ночном дежурстве. Я решил, она могла бы прогнать имя «Маретриэль Салвейл» через базы, чтобы найти для меня что-нибудь, и направился прямиком в её офис.
Дасс вскочила на ноги, как только увидела меня.
- Ромулус! – произнесла она громким шёпотом. – Тащи сюда свой зад! Мне нужна твоя помощь кое в чём, прежде, чем Реймонд заметит тебя и зашлёт куда-нибудь в Труро ловить очередного ежевичного кота.
Дасс закрыла за мной дверь кабинета. Она была одета в белое платье, сотканное из ткани, преломляющей свет, как призма, и окрашивающее ткань в крошечные радуги. Она также вывела белой краской полосы на своих щеках, а на ладонях у неё был сложный узор мехенди.
Я тряхнул головой. Человеческие украшения, как и украшения мета, никогда меня не удивляли. Будучи человеком, я иногда собирал и закреплял волосы в пучок – но и только. Я никогда не беспокоился во что я одет, поскольку большую часть вещей я всё равно терял, когда ОБОРАЧИВАЛСЯ.
- Что случилось? – спросил я, усевшись на стул и решив дать Дасс выговориться прежде, чем я попрошу её о помощи. Она явно была чем-то возбуждена, а я знал её достаточно хорошо, чтобы понять, что ни о чём другом она не захочет слушать, пока не расскажет свою историю.
- Реймонд поручил мне дело о трупосветах.
Я обратился в слух.
- И знаешь, что? Эти штуки продавались как дурь.
- Я знаю.
- Да? – Дасс выглядела расстроенной оттого, что её новость меня не удивила. Я даже унюхал лёгкое раздражение. – Тогда почему ты мне не сказал?
- Я был несколько занят другим делом, - ответил я. – Делом Джейн Доу.
Дасс не стала меня поправлять, что Джейн, формально, не была «делом» - как и остальные, которым я помогал. Она коротко кивнула мне, взяла чип со стола и вставила в принтер. Затем дождалась, пока принтер отпечатает яркую картинку, выглядевшую как топографическая карта Новой Шотландии, на которой горы и равнины съехали со своих обычных мест.
- Галифакс оказался не единственным местом, где трупосветы убивали свои жертвы, - продолжила Дасс свой рассказ. – Другие отделения «Одинокой Звезды» зафиксировали аналогичные случаи «оскалившихся трупов» или видели светящиеся шары: в Дигби, Ливерпуле, Шеллбурне, Луненберге, Ярмуте и Паррсборо – всё, что вдоль побережья. Но ни одного в Сиднее, несмотря на тот факт, что это третий по величине город, после Галифакса и Дартмута. Логично было бы предположить, что новый наркотик там объявится раньше, чем в маленьком рыбацком городке, каким является Паррсборо. Также трупосветы были замечены в больших городах вдоль залива: Сент-Джон, Портленд, Бостон… Но ни одного в меньших городах.
Она вытянула распечатку из принтера и показала её мне. Всё жёлтые пики на карте были вдоль побережья, оранжевые – на месте трёх упомянутых городов, тоже на береговой линии. Самые высокие точки краснели, поднявшись над южным берегом Новой Шотландии, в точке между Дигби и Ярмутом. Низины были скрыты внутри области, окрашенные тёмно-синим и лиловым – абсолютно противоположно тому, что ожидаешь от карты.
Внезапно я осознал, что мы смотрим на карту, сгенерированную с учётом географических ориентиров, которую создала система анализа, разработанная одним полицейским детективом из Ванкувера в конце прошлого столетия. Указывая преступления, которые были связаны криминальными поведенческими особенностями, и учитывая расстояния между городами, эта система указывала на возможное пребывание преступника. Девять из десяти раз система «угадывала» места, где тот жил, работал или был с семьёй или друзьями. Несмотря на то, что компьютеры во времена до Матрицы были примитивными, программа помогла полиции вычислить очень многих серьёзных злоумышленников, среди которых были насильники, серийные убийцы, вооружённые грабители…
Дасс использовала современную версию системы географического профилирования, чтобы выследить наиболее вероятное местонахождение трупосветов. И это место, если верить системе, было где-то на южном побережье Новой Шотландии, части мира, где вам хватило бы двух знаков, чтобы указать население любого близлежащего городка.
- Так трупосветы поступают на рынок отсюда? – ткнул я пальцем в ярко-красную точку на карте.
Дасс кивнула: - Китчаа – с ума сойтти, да?
Она отправила на печать ещё один график.
- И вот что ещё более невероятно, - сказала она. – Я, чисто прикола ради, загрузила в систему данные о ежевичных кошках – кстати, так я и узнала, что одну из них видели в Труро. И посмотри, что получилось!
Я глянул на профиль в её руке. Картинка была несколько другой, но вероятный источник, если верить компьютеру, находился в той же точке.
Я выдал очевидное заключение: - Одна и та же группа контрабандистов поставляет на рынок и кошек, и трупосветов?
- В том числе, - промолвила Дасс. – Я запросила у Департамента Записей результаты сканирования всех донесений о нелегальных паранормалах на северо-восточном побережье и вычеркнула тех, которые у нас встречаются. Конечно, оставшееся не было в таком количестве как ежевичные кошки или трупосветы – эта парочка, похоже, стала самым ходовым товаром. Но если взять рапорты о пегасах, ястребах Мерлина, воздушных змеях или церберах, ты увидишь одну и ту же картинку снова и снова.
- Все упомянутые пара происходят из Европы, - уточнил я.
- Верно, - сказала Дасс, глядя на карты в своей руке.
Продолжение следует.