have a сigar?

Из Facebook.

Готов к чтению полностью перевод Стакпола "Предполагаемый Наследник" (1 книга из 4).

https://drive.google.com/open?id=1x3l0HY9bQZSfXy081SflPZNn5gIVfUin - FB2
https://drive.google.com/open?id=1o7JZT0oj3aphg3AGtKvQpNz6UQ3kLSEC - PDF
https://drive.google.com/open?id=1dTbp9NfADUw6CgXYyvUkYX3XTEBaeQ1V - MOBI
https://drive.google.com/open?id=1tOBuvrmEjizMbAWSex_1smIGyPPBZTp2 - EPUB

На здоровье! С завтрашнего дня - по всей видимости, буду публиковать продолжение. Оставайтесь с нами!

PS. Вторая книга, "Предполагаемая Катастрофа", также готова.

https://drive.google.com/open?id=1U2Yks1nyHe3GcO0LYNnDOmGFoD8I83d_ - FB2
https://drive.google.com/open?id=1AXIFl1yvMzqVlpHC25l84FsWB19MC4E2 - PDF
https://drive.google.com/open?id=1Py46G8LVid5GQh5mh8bn1OmB1ip7glnK - MOBI
https://drive.google.com/open?id=1hCVL8tm6Ys_y6NKH2U19xtUSqe7Z-K48 - EPUB
have a сigar?

Из Facebook.

Ну, и раз уж пошла такая пьянка - воскресный подарок: перевод, сделанный мной 3 года назад. "Грёбаная книга ирландской истории для тех, кто не уделял нам внимания последние 30 000 лет" теперь также доступна для скачивания в нескольких форматах: https://links.ifttt.com/wf/click?upn=jGHDfwvrKDxaofcg5GVullzLtZlG-2B0FkieFxTht2ZQk-3D_maZbpGWJW5tBIrXDRyH34vbF-2BgU6BmzmlhnAeL-2F6BPWTJbFoQNgHmo27QIpUMUJ27ouE5MvCjxmYL6QtUjsORuTBvQ9GYDv4qMIKQkEwFGJaCsTG5y19qvh2CkKeWd3p38xRbR7eb7xzZ0lK9Mt889DVAdmVPRzSSjBaRkXiR2CRsThgb03Uh1-2F1HeGT8aqsiGieKzJKxnomhycVrgCPyWULh3T4twnso1eyWVgouHBFGcMJP-2FfqG-2FDg2sZdZ7EL2rATh7uOnRj2ClgeXsxV2eA9JpFj6XMq932gNXSY0z8LSBwk9MzddgqDcHJSde-2F6vi7BtnhrDhg5-2B-2FnTcDRZWA-3D-3D - epub https://links.ifttt.com/wf/click?upn=jGHDfwvrKDxaofcg5GVulpUQmr63KB8O4C5Ur5a3Xm4-3D_maZbpGWJW5tBIrXDRyH34vbF-2BgU6BmzmlhnAeL-2F6BPWTJbFoQNgHmo27QIpUMUJ27ouE5MvCjxmYL6QtUjsORuTBvQ9GYDv4qMIKQkEwFGJaCsTG5y19qvh2CkKeWd3pC49mkDEOTPAN6YWSqFBuDARLF9P8wzPcyn1e3NT5oaJZWf5mrxM-2FZiZC4GnBI9sKVger-2FrkYNSJCYidv4VDxy3zkMRte10JKydRQm-2FSZ1g8LF2WQaL63J762vrAwTYz0NP1FukdmEBNEZqQfqrQYZYAReCE-2BkTeExkglpVjY2y9e4mAhExYPkL1noY2CcSyPk4wkqyjcKJuwOjKYJJuH5Q-3D-3D - mobi https://links.ifttt.com/wf/click?upn=jGHDfwvrKDxaofcg5GVulp7-2FhGaOEfgR28yJaCckwBg-3D_maZbpGWJW5tBIrXDRyH34vbF-2BgU6BmzmlhnAeL-2F6BPWTJbFoQNgHmo27QIpUMUJ27ouE5MvCjxmYL6QtUjsORuTBvQ9GYDv4qMIKQkEwFGJaCsTG5y19qvh2CkKeWd3phAqHhhcAN18nbgn-2FOPCVi5uyJ2a3WgRRw-2B4Sey9bhDVLY4RZ3ewQVZzU43yGOM6HOmATPgoIc8bOkrvE2F7nvTddu04i6Cqqx9i2jp-2FxAVncA1LctE4HjbBTB7KN0nnx8-2B9w3pjTDcxqbAJ5PEHn-2F5s51hrVugywsjRqiwoywnpHDRut9J8nVlhMVBr9hI7wbEzSaV1zazirq4iova2OqA-3D-3D - fb2 https://links.ifttt.com/wf/click?upn=jGHDfwvrKDxaofcg5GVulh0lSUZCPM78HLt6uo8fBpY-3D_maZbpGWJW5tBIrXDRyH34vbF-2BgU6BmzmlhnAeL-2F6BPWTJbFoQNgHmo27QIpUMUJ27ouE5MvCjxmYL6QtUjsORuTBvQ9GYDv4qMIKQkEwFGJaCsTG5y19qvh2CkKeWd3phM7Ac0uo2mwDS9HyTNkov0tDSHUHEjUjEluiVkodKfa87U9oj12FgHW48qF2Xwr1S8XUAZzzqgCA-2FGhNYS9JccBi4ro9T-2BU8Y3J6vZZMOESuOM8sQmxFq1DWuagp4A9zmGJnVgeQvx7uI4J-2FQK8PtfdEuuuUDAMIYMb0oFHd9IDZlP5EWnyHnGcX6-2FdVbqABnoaGvz2K7qeQMjMclKliQA-3D-3D - pdf
have a сigar?

Из Facebook.

Как я и обещал, полный перевод книги "Лекарство Вечности" доступен для скачивания в нескольких форматах: https://links.ifttt.com/wf/click?upn=jGHDfwvrKDxaofcg5GVulo-2BA7lRsgsGTUfXZ5dgwsVo-3D_maZbpGWJW5tBIrXDRyH34vbF-2BgU6BmzmlhnAeL-2F6BPWTJbFoQNgHmo27QIpUMUJ27ouE5MvCjxmYL6QtUjsORuTBvQ9GYDv4qMIKQkEwFGJMqfW-2FrLGx9fzg0pKgaIxmCakO2q6LG5kiiso3ayqxtTk9Gm2m4iIYxUNvcvHQoNq048fRLDBbbJibhPGkybpWMwwoGq-2FfuSWS40ETiqqr-2Fzz98sEh-2BcMlM717LpeUfTnuNF6IY8Ni5VKOB6TNMT5gDWeL-2FS-2FJ9VdArskPdGbVEV-2FzrLk2ATpS7kJz0gQFOaAf-2BaQZ4l3IAK-2FCgXJLBbo-2FaUJlqgJH3vmmEzDBPHC9FA-3D-3D - epub https://links.ifttt.com/wf/click?upn=jGHDfwvrKDxaofcg5GVulr6yt7hmjIkLhqDVTv8RaJI-3D_maZbpGWJW5tBIrXDRyH34vbF-2BgU6BmzmlhnAeL-2F6BPWTJbFoQNgHmo27QIpUMUJ27ouE5MvCjxmYL6QtUjsORuTBvQ9GYDv4qMIKQkEwFGJMqfW-2FrLGx9fzg0pKgaIxmvMb9BtgOtVBFUjEH40RTph9sOPS6gSDX41orQsSiIsst5d4DVUllNX-2BIv0VUzLqDpJVGRTxHKRNe-2BGlq52Bdc4iIm3mB-2Bd4rDyB7NSt8DEEYYHGq8jqE7lV3PHo7ovWFHT5MFFa1Vla0rUVkeOX23gi2p8nBfN72UzrkwvZrs1FOqFCxXakJYNKDnr-2B2EpH2ToSkqAbOEhjFICVPau-2Bhrw-3D-3D - mobi https://links.ifttt.com/wf/click?upn=jGHDfwvrKDxaofcg5GVulhjgozhIzmHF-2FH5O9R7Qop8-3D_maZbpGWJW5tBIrXDRyH34vbF-2BgU6BmzmlhnAeL-2F6BPWTJbFoQNgHmo27QIpUMUJ27ouE5MvCjxmYL6QtUjsORuTBvQ9GYDv4qMIKQkEwFGJMqfW-2FrLGx9fzg0pKgaIxmFvYfzCJ2N-2FwIT6xe6dKV6fmr9SKuptW96FnN7ABuCfTHMzLBw8g9HDvqcpuZjjdnPvaSOTLubebgG6sFJZlCmvYL9iAjcUHF5CXBsX8r5nKCUaGJW-2F4W4-2B765Q0ITpnw8uLGhZJlf5TDFtUY3YRNUUrec4C8XHzgJTL4qszUygDKddx6qVvtk7UMNw-2Bs8vScDKyMp2bClaKEz1EDmirxRw-3D-3D - fb2 https://links.ifttt.com/wf/click?upn=jGHDfwvrKDxaofcg5GVullj42LG1TG-2BJoX3oM5lJ8t0-3D_maZbpGWJW5tBIrXDRyH34vbF-2BgU6BmzmlhnAeL-2F6BPWTJbFoQNgHmo27QIpUMUJ27ouE5MvCjxmYL6QtUjsORuTBvQ9GYDv4qMIKQkEwFGJMqfW-2FrLGx9fzg0pKgaIxm1DI3zdjdHKpW9hSYZ2qrAnrKee-2F6llRgtH13lAc-2FwoDUIFzConmbSRbzyhiKce8MyJIB2e59vqjDovDguAzTpEQTRpAaPqn3NdhV3PSYise03IcsAbP4eFxquCg1cL58GY6sRGUDTrrS-2BZs4AE9Hwd3Lub-2FiI3hDsH1dy6SwvyVWWb-2FaErABKGKDYNop-2Fn-2FvtNnXdzHkozmS99lGdiHzkQ-3D-3D - pdf На здоровье!
have a сigar?

(no subject)

Глава 9 (окончание).

- А это означает, что кто-то вывозит их контрабандой из Европы - скорее всего морем, поскольку мы имеем пункт распространения на южном побережье – и продаёт в качестве наркотика или домашних животных.

- Держать цербера в качестве питомца? – изумился я. – Какому мудаку такое придёт в голову в здравом уме?

- Спустись на землю, Ром, - парировала Дасс. – Тридео-репортёры в Европе называют церберов «питбулями 60-х».

Прошла секунда прежде, чем я распознал в её голосе сарказм.

- Да хранят нас духи, - прошептал я. – Не хотел бы я, чтоб эта тварь лизнула мою руку. Касание языка, которое разъедает железо… - я не мог и представить себе худшего «зверька» в доме. Ну, разве что ежевичный кот.

- Так что ты хочешь от меня? – спросил я у Дасс. – Тебе не нужна ищейка, чтобы найти логово контрабандистов, у тебя уже есть координаты.

- У меня есть приблизительные координаты – поправила меня Дасс. – Указанный район охватывает полосу побережья длиной примерно в пятьдесят километров. Мне нужно, чтобы твой нос точно нашёл место. Я собираюсь настаивать, чтобы сержант Реймонд включил тебя в команду МУС, которая займётся расследованием. Я возглавляю эту команду, так что мне и подбирать её членов. Но я сперва хотела обговорить это с тобой. Особенно, учитывая, что ты занят своим «делом».

Твою ж мать… Дасс читала меня, как открытую книгу. Она отследила, что Джейн притягивает меня, и поняла, что мои инстинкты защитника включились на полную катушку.

Я воспользовался шансом, который она мне дала, что перевести разговор на эту тему: - Вот почему мне нужна твоя помощь, Дасс. Я узнал имя нашей «Джейн Доу». И мне нужно, чтобы ты прогнала поиск по нашим базам.

- Хорошо, я сделаю это. Давай имя.

Найти Маретриэль Салвейл заняло всего пару секунд. Результаты не должны были меня удивить – но удивили. Джейн, она же Маретриэль, действительно была гражданкой Тир Таирнгира. Её метатип был указан как «человек», а не «эльф». Возраст – сорок три. Она жила в Портленде, штат Орегон, была не замужем, без иждивенцев, и работала на медицинскую исследовательскую компанию «Новая Заря».

Лицо, глядевшее на меня с «хрустального шара» Дасс – голо-снимок паспорта Маретриэль Салвейл – действительно принадлежало Джейн: те же самые глаза с золотистыми прожилками, тёмные волосы, пухлые губы. У нижнего края снимка, ниже линии шеи, виднелся тот самый медальон, который она показывала мне, когда я встретил её у могилы. Вот только женщина на фото не была Джейн. На снимке неё был более выдающийся подбородок, более уверенный взгляд. Она выглядела…, пожалуй, «старше».

Информации удалось выудить не так уж много, да и то лишь потому, что Маретриэль регулярно посещала СШАК. Цель визитов была указана как «бизнес» - похоже, «Новая Заря» посылала своих эмиссаров, чтобы открыть дочерние отделения в СШАК. Самый ранний приезд датировался 2045, а самый поздний – июлем 2057. В соответствии с записями иммиграционной службы, она покинула страну 10 августа 2057 года, на следующий день после того, как был убит президент Дункельцан. Точнее, попыталась покинуть. Она прошла паспортный контроль СШАК в Галифаксе и взошла на борт рейса в Калгари – того самого, что разбился при взлёте, не оставив выживших: повстанцы, штурмовавшие аэропорт, перекрыли взлётную полосу, подогнав грузовик и бросив его прямо на пути набиравшего скорость «семьсот седьмого».

Всё это выглядело весьма правдоподобно. В суматохе, последовавшей за убийством президента, в вентилятор попало столько дерьма, что смерть одного из граждан Тир Таирнгира могла просто остаться незамеченной, если бы не одно «но»: Маретриэль Салвейл осталась жива. Возможно, она не села в самолёт после прохождения контроля? Но, если так – где она была эти четыре года?

Было кое-что ещё, чего я не мог понять.

- Почему информация, которую мы откопали, не выплыла на свет вчера, когда я делал сканирование сетчатки Джейн?

- Я не знаю, - ответила Дасс. – Должна была выйти, базы данных «Одинокой Звезды» связаны с таможенной базой и базой иммиграционной службы. Она прокрутила файл и внезапно ткнула пальцев в монитор: - Кимбе! Вот оно! Вот причина. В этом файле нет результатов сканирования сетчатки. Поле пусто.

- Как так? – удивился я. – Это обязательное поле в паспорте.

Дасс пожала плечами: - Видимо, их удалили.

- Можем мы попробовать одну штуку? – предложил я. – Увеличь размер фото, чтобы глаз заполнил монитор и вызови результаты вчерашнего сканирования для сравнения. Возможно, нам удастся сопоставить их вручную.

- Лабда, - ответила Дасс. – Может сработать.

Она ввела запрос. Увидев результат в хрустальном шаре, Дасс присвистнула.

- Кигени, очень странно.

- Что такое? – я пододвинулся ближе и посмотрел на экран. Неожиданно выяснилось, что у Джейн было криминальное прошлое. И ещё одно имя.

Результаты сканирования сетчатки Джейн были теперь связаны с некоей Маргарет Херси, тридцативосьмилетней жительницей Сиднея, Новая Шотландия. В соответствии с приложенным рапортом, Херси была бродяжкой, которая зарабатывала на жизнь показывая фокусы заезжим туристам за несколько ньюйен. Поскольку Маргарет была «не-гром» и не имела до этого приводов, другой информации о ней в базе не было. Поэтому полицейским пришлось записывать данные с её слов.

Херси была арестована в Шарлоттауне в начале этого года – 16 марта 2061, если говорить точнее – по обвинению в незаконном волшебстве. Ей пришлось прохлаждаться в городской тюрьме, дожидаясь суда, а затем ей впаяли три месяца с отсидкой в хорошо охраняемой Цитадели Галифакса. По меркам первого преступления жёсткость приговора зашкаливала, но вполне соответствовала новому курсу президента Хеффнера на «нулевую терпимость» к незаконному занятию волшебством. Теперь в Цитадель пихали всех магов, независимо от тяжести преступления.

Херси отсидела свои три месяца и покинула тюрьму 23 июля – за два дня до того, как я обнаружил её на Острове Джорджа со стёртой памятью. Или кто-то очень хотел, чтоб я в это поверил.

- Бред какой-то, - сказал я. Дверь офиса была закрыта, но я зачем-то перешёл на шёпот. – Когда я получил результаты сканирования вчера ночью, этих записей не было. Но судя по тому, что мы видим на экране, первый файл был создан во время ареста Херси, примерно шесть месяцев назад.

Дасс кивнула с отсутствующим видом, всё ещё глядя на монитор.

- Кто-то пошёл на серьёзный риск, чтобы связать твою Джейн Доу с другой личностью, - прошептала Дасс в ответ. – И им пришлось взломать для этого базы «Одинокой Звезды».

Мы оба знали, насколько это неправдоподобно. Для защиты от вторжения данных «Одинокой Звезды» в Матрице были приняты самые серьёзные контрмеры. Кибер-ковбои Департамента Безопасности Матрицы имели право использовать созданный ими «чёрный лёд», способный за наносекунду выжечь мозги нарушителя. Возможно, это и было преувеличением, но контрмеры действительно могли привести к летальному исходу. Нужна была крайне серьёзная причина для того, чтобы внедрить взломать системы «Одинокой Звезды» и внедрить туда запись о фальшивом аресте, дабы скрыть чью-то личность. Что-то действительно очень важное.

И кто бы это ни сделал, они взломали не одну базу. Они не просто связали Джейн с другим арестом, но также удалили запись о сканировании сетчатки из базы данных таможни и иммиграционной службы. Что, в свою очередь означало, следующее: они предполагали, что «Одинокая Звезда» наткнётся на Джейн, и её сотрудники проведут сканирование. Эти самые «они» сперва решили, что лучше, если личность Джейн останется нераскрытой, а потом его намерения поменялись – и он вбил ей фальшивый арест.

Очевидно, «они» считали, что Джейн не сможет вспомнить своё имя. Но позднее поняли, что она могла сказать, что была ранее подвергнута аресту и лишению свободы, и запоздало решили замести следы.

Я припомнил выражение лица Джейн, когда она увидела Цитадель Галифакса, огромное здание крепости 19 века в виде звезды, ставшее хорошо охраняемой тюрьмой. Если она попала в заключение, это могло объяснить те болезненные воспоминания про маску. И это было не самое худшее. Из того, что мне довелось слышать от сотрудников Департамента Пенологии, маска была лишь началом. К магам, попавшим в Цитадель, применяли ряд жестоких мер, препятствовавших заклинаниям, которые могли помочь их побегу: медицинские препараты, сим-сенс, убийственные дозы стимуляторов для перегрузки нервной системы, электрошок и даже, по слухам, экспериментальная нейрохирургия. Всё это отдалённо напоминало истории про экспериментальную хирургию 20 века, рассказанные Сандрой.

Я знал про большинство методов, применявшихся «Одинокой Звездой» по отношению к заключённым, но как-то не задумывался об этом. Всё это были меры по отношению к «плохим парням», преступники их вполне заслуживали. Но Джейн не была повинна в чём-либо. Или была?

Я не знал, что могло быть хуже: то, что Джейн была невинной жертвой действий организации, к которой я принадлежал и которую считал «своей стаей», или то, что она была преступником. И тут возникал другой вопрос: если Джейн арестовали, обвинили в чём-то и приговорили к заключению, то где настоящие записи об этом? И ещё: для чего кому-то понадобилось побеспокоиться о том, чтобы стереть их и заменить другими?

Эти вопросы заставляли меня бродить по кругу, как щенка, гоняющегося за своим хвостом.

Я задал их Дасс. Она размышляла несколько минут, которые показались мне вечностью. Когда же она начала говорить, она тщательно подбирала слова.

- Есть у меня одна конспирологическая теория, - сказала она. – Что, если Маретриэль Салвейл тогда так и не прошла таможню? Что, если она «растворилась» в той суматохе среди мятежников, и затем содержалась где-то, где кто-то как-то стёр её память? Кто бы это ни был - они достаточно влиятельны, чтобы заставить таможенную службу вписать поддельную запись о её выезде. Им также понадобилось где-то содержать её четыре года и пичкать препаратами, которые уничтожили её воспоминания и магические способности. Мне на ум приходит только одна корпорация, которая способна на такое.

- Не может такого быть, - покачал я головой. То, что выдала Дасс, попахивало изменой.

- «Одинокая Звезда» не арестовывает и не помещает в заключение вне правового поля, - рыкнул я. – Мы не какая-нибудь тайная охранка страны третьего мира.

Дасс посмотрела с озадаченным выражением на лице, и это заставило меня обеспокоиться не на шутку. Если она всерьёз считала, что с «Одинокой Звездой» такое возможно, то…

Я попытался отогнать подобные мысли, но если принять теорию Дасс за правду, то такое вполне могло произойти. Маретриэль Салвейл явно была важной птицей – настолько важной, что Тир Таирнгир послал своего эмиссара с дипломатической неприкосновенностью, чтобы доставить её обратно домой. Но я не мог поверить в то, что «Одинокая Звезда» сотворила то, о чём говорила Дасс.

Внезапно я почувствовал, что мне надо на воздух.

- Мне нужно выйти и обдумать это, Дасс.

- Никаких проблем, Ромулус, - сказала она успокаивающе. – Только не пропадай, ладно?

Я кивнул и потянул на себя ручку двери. Едва не выбежав в коридор, я быстро вышел из здания на улицу. Я даже не завыл, когда прозвучала сирена машины, покидающей гараж. Вместо этого я скинул штаны, ОБЕРНУЛСЯ и унёсся в ночь...

Продолжение следует.
have a сigar?

Из Facebook.

Глава 9 (начало).
Мы не могли вернуться обратно ко мне, чтобы переночевать. Эльф наверняка уже оправился от заклинания Джейн, так что мой гараж был бы первым местом, куда бы он двинулся её искать. Но у нас ещё оставались его ньюйены. Так что мы заселились в отель в центре Галифакса ранним вечером. Тот факт, что мы настояли заплатить наличными, и ни один из нас не имел никаких документов, ни на секунду не смутил орка за стойкой. Его частенько использовали матросы, заселявшиеся сюда со своими зазнобами обоего пола, а потому не особо желавшие оставлять какие-либо следы, по которым их могли выследить супруги. Он многозначительно оглядел мои госпитальные штаны и понимающе хмыкнул, когда мы запросили номер с двумя двуспальными кроватями и заказали еду в номер. Я позволил ему оставить себе сдачу с сотки в качестве гарантии того, что он будет держать свою пасть на замке, если кто-нибудь будет искать нас.
Комната пропахла сигаретным дымом, кондиционером воздуха и запахами тех, кто жил в ней до нас. Но простыни были чистыми – я унюхал на них мыло из прачечной. Высунувшись в окно, я окинул взглядом улицу внизу. Возможно, я просто параноик. Но поблизости не было никаких знаков присутствия эльфа Галдинестала (которого я про себя начал называть «золотым мальчиком» из-за его любви к внешней позолоте и неприкосновенного дипломатического статуса).
Я положил зажим с деньгами на стол между нашими кроватями и рассмотрел его повнимательнее. На нём было клеймо, и он определённо был из золота. Вероятно, он стоил дороже, чем вся наличка, которую он держал. Может, мне стоило втихушку стянуть с эльфа ещё и заколку для волос – но это уже была бы кража. А так я всего лишь реквизировал средства в пользу агента на задании.
В дверь постучали. Я нажал встроенную в дверную ручку кнопку монитора. Пластиковая дверь стала матовой, затем – прозрачной, позволяя мне видеть коридор. Свет проходил лишь в одну сторону – человек, стоящий за дверью с подносом еды, не мог увидеть, что творится у нас в номере. Я открыл дверь и забрал у парня поднос. Я почувствовал его раздражение из-за того, что я не дал ему на чай, я не собирался давать ему банкноту в 100 ньюйен. Вместо этого я поблагодарил его и внёс ужин в номер, закрыв дверь, которая вновь приобрела свой обычный цвет.
Пока мы ели, Джейн сидела на одной из кровати, полужуя-полузевая. Заклинания, которые она сотворила этим днём, плюс поездка в госпиталь буквально выжали её досуха. Она клевала носом, несмотря на голод. Но она была прекрасна даже с тёмными кругами под глазами. Я боролся с желанием прикоснуться к её волосам.
- Тебе бы поспать, - сказал я, когда она покончила с едой. Затем мне в голову пришла мысль: Джейн забудет, кто я, если заснёт. И я не хотел, чтоб она снова ушла бродить. Но мы быстро нашли очевидное решение этой проблемы.
Я использовал телеком в номере, чтоб распечатать сообщение: «ПРЕЖДЕ ЧЕМ УЙТИ, ПОЖАЛУЙСТА, РАЗБУДИ МЕНЯ!». Я пришпилил его к двери иглой из швейного набора, который нашёл в ванной.
Я улыбнулся Джейн: - Должно сработать.
Он улыбнулась в ответ: - Спасибо, Ромулус.
Затем она начала раздеваться, стягивая с себя жилетку и джинсы и готовясь ко сну. Я мельком увидел мягкие формы её тела, как вдруг вспомнил: люди – «ну, ладно, эльфы! – поправил я себя» - не любят, когда глазеют их наготу. Я отвернулся, сложил в стопку простыни и одеяла на другой кровати, положил её в центре кровати, затем повернулся к Джейн:
- Ты не возражаешь, если я ОБЕРНУСЬ? Я всегда сплю в волчьем облике.
- Никаких проблем.
Она была в полной безопасности – все эти волнующие изгибы были скрыты под толстым одеялом. Я притушил свет и сделал окно непрозрачным. Затем я позволил госпитальным порткам упасть на пол, опустился на четвереньки на ковёр, от которого разило спиртным – и ОБЕРНУЛСЯ. Запрыгнув на кровать, я немного покрутился, подминая под себя одеяла.
- Ромулус?
Я повернул голову и изобразил на морде внимание, повернув уши вперёд. Моё зрение при слабом свете даже лучше, чем у мета – я видел, как она приподнялась на локте у себя на кровати, и одеяло чуть съехало вниз. Медальон висел у неё на груди, Её глаза с золотистыми прожилками умоляюще смотрели на меня – или я выдавал желаемое за действительное?
- Ты не ляжешь со мной? – спросила она. – Мне так спокойнее.
Не лягу ли я? Я перебрался на другую кровать и одарил её мимолётным поцелуем, лизнув в щёку. Затем я примостился рядом, спиной к её спине. Между нами было одеяло, но я чувствовал тепло её тела даже через него. Её запах, её близость – были едва ли не ошеломляющими. Я был рад, что человеческие феромоны и феромоны мета действуют на меня менее возбуждающе, пока я в волчьей форме.
Я продолжал следить за дверью, приняв охраняющую позу. Это, похоже, успокоило Джейн. Через некоторое время её дыхание стало тише. Когда я понял, что она окончательно уснула, я уронил голову на лапы и позволил себе поспать.
Я проснулся через пару часов. Было всего одиннадцать вечера, но я чувствовал, что хорошо выспался. Я лежал в темноте, наблюдая, как меняются цифры на часах телекома, и пытаясь снова заснуть, но – безуспешно. Будь это обычная ситуация, я предположил бы, что это мой инстинкт ночной твари, который лучше меня знает, что мне нужно. Но сейчас причина была в другом: у меня в мозгу накопилось слишком много вопросов. Они-то и не давали мне заснуть. Я должен был узнать побольше о той таинственной женщине, которая спала подле меня.
Скользнув с кровати, я ОБЕРНУЛСЯ человеком, затем напечатал с помощью телекома новую записку: «ДОЖДИСЬ МЕНЯ. МЕНЯ ЗОВУТ РОМУЛУС. НЕ ОТКРЫВАЙ ДВЕРЬ НИКОМУ ДРУГОМУ. ТЫ В ОПАСНОСТИ».
Я приколол новую записку поверх предыдущей, натянул штаны и выскользнул из отеля. Полицейский участок был в двадцати минутах ходьбы. Дасс сегодня была на ночном дежурстве. Я решил, она могла бы прогнать имя «Маретриэль Салвейл» через базы, чтобы найти для меня что-нибудь, и направился прямиком в её офис.
Дасс вскочила на ноги, как только увидела меня.
- Ромулус! – произнесла она громким шёпотом. – Тащи сюда свой зад! Мне нужна твоя помощь кое в чём, прежде, чем Реймонд заметит тебя и зашлёт куда-нибудь в Труро ловить очередного ежевичного кота.
Дасс закрыла за мной дверь кабинета. Она была одета в белое платье, сотканное из ткани, преломляющей свет, как призма, и окрашивающее ткань в крошечные радуги. Она также вывела белой краской полосы на своих щеках, а на ладонях у неё был сложный узор мехенди.
Я тряхнул головой. Человеческие украшения, как и украшения мета, никогда меня не удивляли. Будучи человеком, я иногда собирал и закреплял волосы в пучок – но и только. Я никогда не беспокоился во что я одет, поскольку большую часть вещей я всё равно терял, когда ОБОРАЧИВАЛСЯ.
- Что случилось? – спросил я, усевшись на стул и решив дать Дасс выговориться прежде, чем я попрошу её о помощи. Она явно была чем-то возбуждена, а я знал её достаточно хорошо, чтобы понять, что ни о чём другом она не захочет слушать, пока не расскажет свою историю.
- Реймонд поручил мне дело о трупосветах.
Я обратился в слух.
- И знаешь, что? Эти штуки продавались как дурь.
- Я знаю.
- Да? – Дасс выглядела расстроенной оттого, что её новость меня не удивила. Я даже унюхал лёгкое раздражение. – Тогда почему ты мне не сказал?
- Я был несколько занят другим делом, - ответил я. – Делом Джейн Доу.
Дасс не стала меня поправлять, что Джейн, формально, не была «делом» - как и остальные, которым я помогал. Она коротко кивнула мне, взяла чип со стола и вставила в принтер. Затем дождалась, пока принтер отпечатает яркую картинку, выглядевшую как топографическая карта Новой Шотландии, на которой горы и равнины съехали со своих обычных мест.
- Галифакс оказался не единственным местом, где трупосветы убивали свои жертвы, - продолжила Дасс свой рассказ. – Другие отделения «Одинокой Звезды» зафиксировали аналогичные случаи «оскалившихся трупов» или видели светящиеся шары: в Дигби, Ливерпуле, Шеллбурне, Луненберге, Ярмуте и Паррсборо – всё, что вдоль побережья. Но ни одного в Сиднее, несмотря на тот факт, что это третий по величине город, после Галифакса и Дартмута. Логично было бы предположить, что новый наркотик там объявится раньше, чем в маленьком рыбацком городке, каким является Паррсборо. Также трупосветы были замечены в больших городах вдоль залива: Сент-Джон, Портленд, Бостон… Но ни одного в меньших городах.
Она вытянула распечатку из принтера и показала её мне. Всё жёлтые пики на карте были вдоль побережья, оранжевые – на месте трёх упомянутых городов, тоже на береговой линии. Самые высокие точки краснели, поднявшись над южным берегом Новой Шотландии, в точке между Дигби и Ярмутом. Низины были скрыты внутри области, окрашенные тёмно-синим и лиловым – абсолютно противоположно тому, что ожидаешь от карты.
Внезапно я осознал, что мы смотрим на карту, сгенерированную с учётом географических ориентиров, которую создала система анализа, разработанная одним полицейским детективом из Ванкувера в конце прошлого столетия. Указывая преступления, которые были связаны криминальными поведенческими особенностями, и учитывая расстояния между городами, эта система указывала на возможное пребывание преступника. Девять из десяти раз система «угадывала» места, где тот жил, работал или был с семьёй или друзьями. Несмотря на то, что компьютеры во времена до Матрицы были примитивными, программа помогла полиции вычислить очень многих серьёзных злоумышленников, среди которых были насильники, серийные убийцы, вооружённые грабители…
Дасс использовала современную версию системы географического профилирования, чтобы выследить наиболее вероятное местонахождение трупосветов. И это место, если верить системе, было где-то на южном побережье Новой Шотландии, части мира, где вам хватило бы двух знаков, чтобы указать население любого близлежащего городка.
- Так трупосветы поступают на рынок отсюда? – ткнул я пальцем в ярко-красную точку на карте.
Дасс кивнула: - Китчаа – с ума сойтти, да?
Она отправила на печать ещё один график.
- И вот что ещё более невероятно, - сказала она. – Я, чисто прикола ради, загрузила в систему данные о ежевичных кошках – кстати, так я и узнала, что одну из них видели в Труро. И посмотри, что получилось!
Я глянул на профиль в её руке. Картинка была несколько другой, но вероятный источник, если верить компьютеру, находился в той же точке.
Я выдал очевидное заключение: - Одна и та же группа контрабандистов поставляет на рынок и кошек, и трупосветов?
- В том числе, - промолвила Дасс. – Я запросила у Департамента Записей результаты сканирования всех донесений о нелегальных паранормалах на северо-восточном побережье и вычеркнула тех, которые у нас встречаются. Конечно, оставшееся не было в таком количестве как ежевичные кошки или трупосветы – эта парочка, похоже, стала самым ходовым товаром. Но если взять рапорты о пегасах, ястребах Мерлина, воздушных змеях или церберах, ты увидишь одну и ту же картинку снова и снова.
- Все упомянутые пара происходят из Европы, - уточнил я.
- Верно, - сказала Дасс, глядя на карты в своей руке.
Продолжение следует.
have a сigar?

Из Facebook.

Глава 8 (окончание).
Она допила свой чай и посмотрела в голо-окно, уйдя в раздумья.
- В 20-м столетии, на пике лоботомического безумия, канадский хирург, которого звали Уайлдер Пенфилд, делал операцию на открытом мозге больному эпилепсией. Он использовал электроды, чтобы стимулировать различные участки мозга, дабы найти причину эпилептических припадков. Вместо этого он получил весьма неожиданный результат: электроды включали фрагменты памяти. Иногда это был всего лишь звук или запах, но иногда наружу выходило целое событие из прошлого пациентов.
Мануальная терапия – магическое излечение – использует перемещение магической энергии с астрального плана на физический. Эта энергия – во всяком случае, часть её – по природе своей, такое же электричество. Существует форма касания в виде заклинания, которую я использую, чтобы усилить функционирование мозга. Если я смогу направить и сфокусировать энергию как электрический импульс, я смогу добиться тех же результатов, что и Пенфилд…
Сандра серьёзно посмотрела на Джейн.
- Джейн, мне нужно Ваше разрешение прежде, чем я попытаюсь это сделать. Никакой опасности физических повреждений нет, но я не могу контролировать, какие воспоминания я вызову. Они могут быть неприятными или глубоко личными.
- Я даю Вам такое разрешение, - сказала Джейн. – Я хочу знать, кто я. Я хочу вернуть себя.
Сандра кивнула, затем сделала глубокий вдох и сложила ладони вместе.
- Закройте глаза, Джейн, и попытайтесь расслабиться.
Джейн закрыла глаза, и Сандра медленно вытянула к ней руки, как будто протягивая нечто невидимое, что было между ними. Я сместил своё зрение на астральный план и увидел светящийся шар магической энергии, формирующийся между её ладоней. Энергия была мягко-голубой, вспыхивая ярко-зелёным цветом леса и солнечно-жёлтым. От неё шёл мягкий запах моха и дождя, она пахла жизнью.
Сандра использовала руки, придавая энергии форму, словно гончар, который мнёт и сжимает мягкую глину. Затем она позволила ей зависнуть перед собой в воздухе. Одной рукой она вытянула из неё пучок, движением пальца придав ему форму расходящейся спирали. Другая её рука зависла в сантиметре-другом над головой Джейн, как бы покрывая её и отыскивая нужную точку. Когда она нашла то, что искала, Сандра направила магическую энергию в эту точку лёгким прикосновением указательного пальца.
Я услышал тихий щелчок, похожий на разряд статического электричества. Джейн вздрогнула, словно почувствовала лёгкий удар током. Её глаза открылись, но не сфокусировались ни на одном предмете в комнате.
Джейн вытянула вперёд руку.
- Дайте мне Вашу руку, сэр, - произнесла она повелевающим тоном. Тембр был низким, как будто она пыталась говорить мужским голосом. Пальцы её руки как бы схватили нечто, невидимое даже в астральном плане. Другая рука держала что-то, как ручку. Она воткнула это в невидимую руку.
- Слив вашей крови уравновесит ваше чувство юмора, сэр. Кровопускание имеет крайне положительный эффект при многих болезнях и, безусловно, является важнейшим среди всех основных методов лечения. Оно не использовалось для поддержания Вашего самочувствия ранее, но у меня есть уверенность, что…
Джейн моргнула. Её губы шевелились, но беззвучно, словно она забыла слова. Затем руки расслабились, будто невидимые рука и скальпель, которые она держала, внезапно исчезли. И они действительно исчезли – по крайней мере, из её памяти.
Сандра двинула свою руку и коснулась пальцем другого участка кожи на голове Джейн. Я увидел ещё одну маленькую искру астральной энергии, аккурат над макушкой Джейн. И та снова провалилась в другую память. В этот раз её голос был мягким, более женственным. Она бегло заговорила по-французски.
Я не говорю на этом языке и потому не понял, что сказала Джейн. Но похоже, что она обращалась к кому-то, кого называла «Монсеньор Пастер». Как и прежде, она внезапно остановилась, оборвав фразу.
Сандра снова сдвинула поиск. Новое воспоминание началось с «середины».
- ...программа вакцинации проспонсирована правительством СШАК. Было бы глупо прерывать её! – Джейн сказала это неким снисходительным тоном. – Департамент здравоохранения обеспокоен возможной вспышкой нового штамма ВИТАС (сокращение от – «вирус, индуцирующий токсико-алергенный синдром») - в частности, в таких изолированных поселениях как Эсквейдер, которые прежде были обойдены вакцинацией. Вакцинация будет проводиться бесплатно…
Я попытался привлечь внимание Сандры: - Это из 21 века, - прошептал я. – СШАК не существовали до 2030.
Сандра заставила меня умолкнуть своим взглядом. Мой голос помешал её концентрации. Но я чувствовал, что мы нащупали что-то действительно важное. Какой-то период своей жизни Джейн работала на правительство СШАК. Но тогда почему она была «не-гром»? Данные о ней должны были остаться в какой-нибудь базе данных.
- Попробуй этот участок снова – попросил я Сандру.
Она снова вызвала этот участок. Джейн снова начала говорить про ВИТАС, и я внезапно вмешался, спросив её имя.
Она дёрнулась, словно раздражённая этим вопросом. Затем выдала мне ответ: - Маретриэль Салвейл.
- Попробуй снова, - сказал я.
Сандра запустила этот участок снова, но Джейн снова просто повторила сказанное, игнорируя мои попытки прервать её и не реагируя на мои вопросы.
Но это было неважно. У нас было имя.
- Давай другой участок, - сказал я.
Новый участок, новое воспоминание…
Внезапно Джейн скривила лицо, затем сплюнула на ковёр.
- Это отвратительно! – заорала она. – Эта Ваша «Спиртовая Настойка Скво» ужасна на вкус! У меня нет сомнений в её эффективности, поскольку я опробовала её на себе. Но ради бога, сделайте уже что-то с её вкусом, иначе от неё слабит почище тоника!
И ещё один обрывок…
Руки Джейн внезапно задвигались, словно она пыталась соединить что-то и зификсировать это на месте. В этот раз она молчала, и её нужно было разговорить.
- Что Вы делаете? – спросила её Сандра.
- А на что, бля, это похоже? – огрызнулась Джейн голосом, в котором внезапно проступил яркий австралийский акцент. – Я закрепляю горячий пакет к бедру пациента.
- Зачем? – переспросила Сандра.
- Слушайте, Вы меня достали со своей критикой, - ответила Джейн. – Вы всё поняли не так. Вам не нужно фиксировать конечность пациента с полиомиелитом. Всё, что необходимо – это интенсивная физиотерапия и… и…
Маска раздражения спала с её лица.
Сандра внимательно слушала всё это время. Затем она обратилась к Джейн с вопросом, назвав её эльфийское имя: - Маретриэль, Вы же доктор?
Джейн посмотрела сквозь Сандру невидящим взглядом, словно пребывая в своих мыслях. Собственно, в определённом смысле так оно и было.
- Психарь, если быть точным, - сказала она с бостонским акцентом. – И весьма успешный, должна добавить. Я изучила несколько различных варварских техник управления сознанием, предвосхитивших открытия нашего просвещённого века, включая использование успокоительного кресла доктора Раша для управления агрессивными лунатиками. Я выяснила, что в нём нет необходимости, если…
В этот раз воспоминание закончилось так же скверно, как и в полицейском участке до того. Джейн закричала, затем согнулась. Её пальцы были у лица, как бы пытаясь стащить что-то с головы.
- Только не маску! – закричала она. – Нет! – слова были неразборчивы, словно что-то было у неё во рту. Она вытянула вперёд руки, как если бы они были на чём-то закреплены рольтв её воли. Затем тело стало неподвижным, лицо искривилось в гримасе, а рот был широко открыт.
- Господи боже! – прошептала Сандра. Она отдёрнула руки от головы Джейн. Магическая энергия, которую она сдерживала, сжалась в точку, затем распалась на фрагменты, которые тут же исчезли.
Сандра быстро сотворила заклинание исцеления. Она осторожно провела руками по лицу и шее Джейн, омывая их энергией цвета индиго. Джейн расслабилась, её лицо приобрело спокойное выражение, голова поникла, и она уснула. Я глубоко выдохнул, внезапно поняв, что задерживал дыхание всё это время. Я мог лишь надеяться, что с Джейн всё в порядке. Мысль о том, что Сандра – лучший психиатр в стране, слегка развеяла мои страхи.
Сандра посмотрела на меня, явно ошеломлённая только что увиденным.
- Я не вызывала эти воспоминания, - произнесла она. – Они сами вышли на поверхность. И это было ужасно.
- О чём она говорила? – задал я вопрос. – Что ещё за «психарь»?
Сандра осторожно проверила пульс на шее Джейн, посчитав в уме, прежде чем ответила на мой вопрос.
- «Психарь» - это устаревшее название для врачей-психиатров, практически не используемое после 19 века. «Успокоительные кресла», о которых она упомянула, применялись в лечебницах в те же времена. Я видела чертёж одного из них в старом медицинском справочнике. Пациентов привязывали к ручкам и ножкам кресла. Ремень также фиксировал грудную клетку, а на голову надевался деревянный ящик, ограничивающий зрение и слух пациента. В таком состоянии пациент удерживался без движения несколько суток.
Я задал очевидный вопрос: - Судя по всему, к Джейн применяли нечто подобное? Вот откуда такие воспоминания…
Сандра поразмыслила вслух: - Нет, это не кресло. В те времена
Джейн была доктором, а не пациентом… - Её взгляд стал твёрже стали: - Ромулус, мы оба знаем, о какой маске идёт речь…
Я догадался, но отказывался верить. Маска, о которой Джейн упомянула, была «маской для магов». Пластиковый кожух, плотно прилегающий к лицу, с трубкой для дыхания. Сконструированная для того, чтобы помешать творить заклинания, эта маска имела наушники, выдававшие убийственные 90 децибел белого шума, мешающие магу сконцентрироваться. Если оставить её надолго, эта маска легко могла свести с ума кого угодно.
Разработанная для «исправительных учреждений», эта маска была детищем лучшей фирмы по предоставлению услуг безопасности - «Одинокая Звезда» создала эту маску. И единственный путь, который мог привести Джейн к знакомству с ней, означал, что она была в заключении, а значит - арестована полицией. Моей стаей.
Нет, это невозможно. Если бы Джейн была в чём-либо виновна и заключена под стражу, то сканирование базы выявило это. Но мы не нашли ни единой записи.
Неужели эта штука была построена кем-то ещё? Материалы для постройки найти было несложно – уровень технологий был невысок, если знать, что именно ты строишь. Возможно, Джейн была похищена, а затем на ней применили маску, когда поняли, что перед ними маг, который способен причинить им вред. Тогда они её и «заморозили»…
Но даже длительное использование маски не объясняло потери памяти. Также, она не выказывала никаких признаков психоза, обычно связанного с использованием этого устройства.
И была куда более необъяснимая вещь, с которой надо было разобраться. Я посмотрел на Сандру:
- Джейн родилась не в этом столетии, не так ли?
Сандра покачала головой: - Если те воспоминания, что мы обнаружили, действительно принадлежат ей, Ромулус, то, подозреваю, что Джейн очень много лет. Кое-что из того, что я слышала, даёт возможность заглянуть назад почти на три столетия - в 18 век.
- Как такое может быть? – удивился я. – Как кто-то может жить столетия?
- Я не знаю, - мягко произнесла Сандра. – Магия? Но это означало бы, что магия существовала ещё задолго до Пробуждения.
Мы оба помолчали, глядя на женщину, что покоилась на подушках. Её расслабленное лицо больше подходило юной девушке. Лишь проблески пепельного в её волосах указывали на то, что она была немолода. Однако её РЕАЛЬНЫЙ возраст существенно превышал все мыслимые пределы.
Джейн поёжилась, затем её глаза моргнули, и через секунду-другую она села и зевнула. Оглядевшись вокруг, она одарила мена обезоруживающей улыбкой.
Я расценил это как добрый знак.
- Ты помнишь что-нибудь из того, что делала или говорила? Какие-нибудь воспоминания? – осторожно спросил я.
Джейн посмотрела на голограмму леса, очевидно не понимая, что происходит.
- Где я? - спросила она? Затем уставилась на меня и Сандру: - И… кто вы?
- Интересно… - пробормотала Сандра. – Кратковременные воспоминания, похоже, исчезли, как только Джейн заснула.
У меня сердце упало – много же дала эта консультация! Не мог же я держать Джейн сутками без сна?
Я вздохнул: мы снова вернулись к началу. Набрав в лёгкие воздуха, я приготовился к долгому рассказу, и сперва представил Джейн Сандру и себя. Снова.
Продолжение следует.
have a сigar?

Из Facebook.

Глава 8 (начало).
Госпиталь Новой Шотландии – старое кирпичное здание, с лужайкой и деревьями перед фасадом, втиснутое между Плезант-стрит и проходящими мимо железнодорожными путями, что тянутся вдоль береговой линии. Через столетие после того, как госпиталь был построен, вокруг него выросли и другие здания. Старые, как и сам госпиталь, были из красного кирпича. Более современные выглядели как кварталы апартаментов, возведённых на стыке тысячелетий. Были и самые новые – из стали и железобетонных плит с холодными безжизненными фасадами в духе 21 века, выполненными из зеркального стекла.
Доктор Сандра Бьорнсон работала в отделении психиатрии, которое было расположено в одном из старых кирпичных зданий. После того, как такси высадило нас неподалёку, я провёл Джейн к нему и через двери, периодически натягивая ремень, который мы использовали в качестве ошейника, чтобы она понимала, куда идти.
Мы прошли через лобби и уже были в конце коридора, когда нас остановила охрана. Это был низкорослый – лицо на уровне моей головы – гном с кольцом в носу, и волосами, сплетёнными с бородой в единое целое. Настроен он был весьма решительно – я чувствовал это по запаху. Несмотря на то, что я весил полцентнера и своими зубами мог легко перекусить его глотку, он твёрдым жестом остановил нас, преградив путь, и даже не поморщился, когда я выдохнул ему в лицо. На поясе у него висел тазер, короткопалая правая рука спокойно лежала на его рукояти. Один из глаз был кибернетическим, и я мог увидеть его стеклянный блеск и услышать слабый щелчок, когда он сделал фотографию Джейн и меня.
- Простите, мисс, - произнёс он глубоким баритоном, - но с животными в госпиталь нельзя.
Джейн быстро нашлась с ответом:
- Это служебный пёс, - сказала она гному. – Он помогает мне в терапии с пациентами.
Я выдал гному лучшую из своих собачьих ухмылок.
По тому, как гном смотрел на импровизированный ошейник, было ясно, что он не купился.
Я устало вздохнул и ОБЕРНУЛСЯ. Ремень внезапно обвис у меня на шее. Я снял его и поднялся на ноги.
Теперь гном смотрел на меня снизу-вверх.
- Ну охуеть теперь, - пробормотал он. – Ты ещё что за хрень?
- Оборотень, - ответил я ему.
Гном упёр руки в боки, глаза практически скрылись за густыми бровями.
- Как я уже сказал, животным в госпитале быть запрещено.
Я тихо зарычал, имея намерение поднять гнома над землёй и слегка тряхнуть, как крысу. Я был на ногах уже больше двадцати часов, только что восстановился от весьма болезненной раны, так что устал и был несколько раздражён. И вообще: я не люблю специфобию. Особенно - по отношению к себе. И уж точно, я ожидал большего от мета: ему-то должно быть известно, каково быть объектом дискриминации. Я посмотрел на табличку на его рубашке – на ней значилось: «Креллин». «Кретин» пошло бы тебе больше, подумал я.
- Мы здесь, чтобы увидеть доктора Бьорнсон, - сказал я, взяв себя в руки.
- Она – глава отделения, и наверняка весьма занятой человек, - ответил он. – Вы не можете вот так взять и войти к ней запросто. Вам назначено?
- Свяжитесь с ней, - сказал я. - Передайте, что Ромулус здесь, и поглядим, что она ответит.
Что-то в моём тоне сказало ему, что шутки со мной плохи - или же, что скорее всего, он побоялся навлечь на себя гнев доктора Бьорнсон. Сандра дураков на завтрак ест.
Охранник шепнул что-то – видимо, имел имплантат рации. По мере того, как он слышал ответ, глаза его делались шире и шире. Он отступил в сторону и даже сам вызвал лифт.
- Тебе наверх, - сказал гном. Голос его был крайне услужлив, но я учуял старательно подавляемую злобу. – Только натяни что-нибудь на свою задницу.
У лифта стояла тележка из прачечной. Я выудил из неё пару сложенных штанов. Они были мятно-зелёного цвета, на завязках – обычный мешковатый фасон, что носят пациенты. Но я не беспокоился, что меня сочтут за психа. Доктор Бьорнсон достаточно хорошо меня знала.
Лифт был старым как само здание. Никакого голосового управления, обычные примитивные пластиковые кнопки с номерами этажей – настолько старые, что цифры не разглядеть. Изнутри лифт был покрыт мягким уплотнителем, вроде того, который используют для перевозки мебели. Похоже, это было сделано для безопасности буйных пациентов.
Спустя вечность (поскольку лифт был настолько старый и медленный, что еле полз, поднимаясь резкими рывками) мы оказались на третьем этаже и прошли по коридору до кабинета доктора Бьорнсон.
Я знал Сандру много лет. Впервые мы встретились, когда я ещё был в К-9. Из госпиталя сбежал буйный сексуальный маньяк – маг, который имел способность не только замаскироваться под другого человека, но и обладал способностью подчинять себе сознание других. Я был способен его выследить, поскольку одну вещь маг не мог изменить - свой запах. Вышло так, что этот сучонок превратился в одну молоденькую медсестру, а потом сбежал по подземному туннелю, который примыкал к старой части города, неподалёку от места, где та жила. Я поймал его аккурат в момент, когда он напялил на себя личину доктора Бьорнсон и обманом практически убедил девушку открыть ему дверь. В кармане у него был моток резинового жгута и нож, сделанный из половинки ножниц. Держу пари, он хотел вдоволь повеселиться, отпраздновав свой побег.
А та молоденькая медсестра оказалась племянницей Сандры Бьорнсон.
Доктор Бьорнсон о чём-то беседовала с медсестрой, но увидев меня, тут же прервала разговор и широко мне улыбнулась.
- Ромулус! – воскликнула она. – Рада тебя видеть!
Сандра – человек, густая короткая стрижка которого имеет лишь единственное подходящее по цвету описание – серо-стальная. Её подбородок выдаётся ровно настолько, чтоб придать лицу волевой вид, а глаза такие, что одним взглядом она способна убить глупую идею быстрее, чем лазер прошивает бумагу. Если кто и не терпит пустой болтовни, то это Сандра. Но, вместе с этим, она самый сострадательный человек из всех, кого я знаю – магический адепт, следующий пути лекаря.
Сандре было более шестидесяти, и ещё до Пробуждения она выказывала явные признаки одарённости. Она практиковала мануальную терапию, и её работа действительно давала результаты. Простым наложением рук она могла успокоить горячку шизофренического ума или вызвать улыбку глубоко депрессивного пациента. Она использовала дар своего тела - исцеляющие руки, чтобы создать мост между астральным и физическим планами, направляя лечащую энергию в тела своих пациентов.
При разговоре Сандра частенько сбивалась на акцент Маритайма, что отнюдь не было признаком её необразованности: Сандра имела степень доктора психиатрии, закончив Массачусетский технологический и тауматургический институт, а её дипломов было достаточно, чтобы покрыть ими всю стену. Она тепло поприветствовала Джейн, когда я представил их друг другу, и проводила нас в свой офис.
Впрочем, «офис», пожалуй, было не слишком верное слово. Произнеси я его, слушатель мог бы представить стол, скучные пластиковые стулья и книжные полки, заполненные трудами по медицине. На самом же деле, в кабинете Сандры было минимум мебели, а основное место на полу занимал толстый мягкий ковёр, на котором покоилось несколько ярко раскрашенных подушек из Раджастана. В комнате витал запах лаванды, шалфея и розы, обрамляемый мягкими атмосферными звуками музыки, напоминающей ласковый дождь. Одна стена была выполнена в виде «окна», за которым начинался девственный лес – в действительности, голограмма, показывающая на выбор несколько сцен. Сандра, должно быть, выбрала Первобытную Чащу специально для меня – она знала, что подобные картины вызывают во мне приятные воспоминания о лесе, в котором я был рождён. Другие стены содержали небольшие ниши, в которых были статуи божеств, «отвечающих» за излечение.
Мы опустились на подушки, и Сандра предложила нам чай, пахнущий имбирём и мёдом. Она внимательно выслушала всё, что я рассказал ей о Джейн, её амнезии и внезапных пробуждениях других личностей. Я ничего не утаил, рассказав Сандре всю историю целиком и полагаясь на её благоразумие.
Джейн жадно внимала каждому моему слову, будто всё, что я рассказывал, было ей в новинку. Когда я закончил, она испытующе посмотрела на Сандру.
- Хм, - сказала Сандра, отхлебнув чаю и буравя Джейн своим собственным проникающим взглядом. – Ты – странный случай, Джейн. Похоже, что все три основных типа твоей памяти повреждены. Большая часть твоей «подсознательной памяти» - моторика, способности к чтению и письму – осталась в целости. Но ты забыла, как работать с магией, несмотря на тот факт, что ты – определённо, заклинатель, судя по тому, что описал Ромулус. Твоя семантическая память – возможность помнить имена, даты и другую фактическую информацию – также на месте. Но из неё выпал кусок в четыре года.
- Но самое худшее – продолжила Сандра, - что ты потеряла свою «эпизодическую память» - возможность вспомнить эпизоды и события, происходившие в твоей жизни… - глаза Сандры наполнились сочувствием. – Таким образом, ты потеряла осознание самой себя.
Джейн поджала губы. Прошла пара секунд прежде, чем она решилась говорить: - Я не знаю, кто я, - мягко сказала Джейн. – Я – не я.
- Что могло вызвать такую потерю памяти? – спросил я.
- Ну, давайте посмотрим… - Сандра сделала ещё глоток чая, затем обратилась непосредственно к Джейн. В конце концов, та была пациентом. – Потеря памяти может быть вызвана, например, болезнью Альцгеймера, длительным алкоголизмом или приёмом наркотиков либо инсультом. Но Вы выглядите молодой и здоровой. Будь на дворе двадцатый век, я бы осмотрела Вашу голову, пытаясь найти следы операции, при которой Вам удалили бы часть мозга…
Я не мог скрыть своего отвращения: - Сандра, ты же это не всерьёз?
- Отнюдь, - ответила она, пригвоздив меня к месту мрачным взглядом: - Медицинские эксперименты на мозге были нередки в прошлом столетии. Вы когда-нибудь слышали о лоботомии?
Мы оба покачали головой в ответ.
- Это была хирургическая операция, при которой у пациента удалялась фронтальная доля мозга – обычно, церебрум. Сначала лабораторные эксперименты ставились на животных. Затем, в 1930-х, один португальский доктор начал использовать процедуру лоботомии на буйнопомешанных. Операция делала их безразличными и ослабляла общий эмоциональный фон. Медицинское сообщество сочло это за успех, а доктор получил Нобелевскую премию. Позднее лоботомия была использована для «излечения» от шизофрении, неврозов, эпилепсии и маниакальных депрессий. Техника операций была примитивной – например, один из хирургов стал знаменитым за использование золотого инструмента, похожего на нож для колки льда. Но они стали очень популярными: между 1935 и 1960 лоботомия постигла десятки тысяч американцев.
- И все они потеряли память? – спросил я. История была увлекательна и ужасна одновременно, точь-в-точь как автокатастрофа.
- Нет, - сказала в ответ Сандра. – Только возможность испытывать и выражать эмоции. Но появились другие хирурги, которые дошли до ручки в деле подобной хирургии. В 1953 году «доктор» Уильям Сковилл работал с пациентом, известным медицине лишь как «Х.М.». Это было полное извращение медицины. Сковилл высосал мозг пациента – и все вспоминания вместе с ним.
- Высосал? – я не верил своим ушам. - Буквально?
- Боюсь, что так. Сковилл отодвинул скальп, вскрыл череп пациента, а затем просверлил ручной дрелью, которую приобрёл в ближайшей скобяной лавке, два отверстия размером с фишку для покера. Затем металлическими шпателями он раздвинул лобные доли и высосал гиппокампус с частью окружавшего его мозга. Вместе энторинальной и периринальной корой и миндалинами получился кусок размером с кулак. Сковилл даже оставил внутри головы несколько зажимов, чтобы показать остальным, где именно он делал надрезы – и затем зашил пациента.
Джейн поморщилась и дотронулась рукой до головы. Хотя нет, отметил я, она коснулась уха, проведя пальцами по его верхней части, будто бы отыскивая швы. Был ли я прав, подозревая, что она сделала хирургическую операцию, чтобы скрыть острые кончики своих ушей? Действительно ли она была эльфом, маскирующимся под человека? И если да – то зачем?
Сандра погрузилась в рассказ об ужасных медицинских экспериментах прошлого столетия. Её ярость была неподдельной, последний случай ранил её в самое сердце.
- После операции бедный Х.М. не мог удержать воспоминание больше, чем на 20 секунд. Он оставался самим собой и знал, кто он, но страдал от тяжелейшей амнезии. Медсестра могла выйти и зайти в палату через пять минут, но Х.М. даже не помнил о том, что они когда-то встречались.
Я посмотрел на Джейн, затем на Сандру.
- Похоже, у Джейн та же проблема, - сказал я. – Она продолжает забывать, кто я.
Судя по всему, она также забыла кто такой эльф по имени Галденистал, но этот факт меня мало беспокоил.
- Джейн, из того, что мне сказал Ромулус, ясно, что Вы сохраняете воспоминания нескольких последних часов…
Джейн кивнула. Сандра продолжила:
- …Так что мне ясно, что Ваш гиппокампус не повреждён. Если бы это было не так, Вы бы вообще не смогли сформировать краткосрочные воспоминания. Всё, что у вас оставалось бы в голове – информация о последней четверти часа максимум, и то только в том случае, если Вы сконцентрируетесь на ней. Нет, Вы потеряли лишь способность к формированию и доступу к долговременной памяти. Что приводит меня к мысли о том, что повреждено её хранилище. К сожалению, память не локализована, а разбросана по всему мозгу.
Я всё думал о том, что Джейн – возможно, эльф. Как и я, она могла быть не настолько человеком, насколько им выглядела. Тот факт, что она свободно говорила на сперетиэле, похоже, подтверждал это. И именно эльф, да ещё и со связями в правительстве, пытался похитить её, чтобы увезти обратно в Тир-Таирнгир. И тут меня осенило.
- Что насчёт лаэс? – внезапно спросил я.
Я имел в виду средство, используемое Миротворческими Силами Тир-Таирнгира. Инъекция лаэса вызывает ретроградную амнезию. Я полагал, что по роду деятельности Сандра слышала о лаэсе, и удивился, что она его не упомянула.
- Лаэс отключает только те воспоминания, которые были приобретены сразу же перед инъекцией, - ответила Сандра. – Пятьдесят микрограммов лаэса сотрут от двух до двенадцати часов событий, предшествовавших инъекции. Лаэс изменяет потенциал градиентов соединений в нейронах, стирая память. Он не наносит столь обширных повреждений, как это произошло с Джейн. Если какое-то вещество и имело место в качестве причины, это мог быть колхицин. В экспериментах на мышах в конце прошлого века именно он блокировал возможность кратковременных воспоминаний стать долговременными, препятствуя образованию стабильных молекулярных связей тубулина в клеточных мембранах.
- Так кто-то накачал им Джейн? – предположил я.
Сандра пожала плечами:
- Колхицин объясняет лишь часть проблемы. Случилось что-то, что уничтожило воспоминания Джейн, сформировавшиеся многие годы назад, давным-давно. И это говорит о значительных повреждениях некоторых частей мозга.
- Ты можешь использовать свою магию, чтобы излечить эти повреждения? – задал я новый вопрос.
- Всё не так просто, - ответила Сандра. – В отличие от других клеток тела, нейроны не восстанавливаются. Повреждения, наносимые им, неизлечимы. Нейронные связи между нейронами – дендритами, синапсами, аксонами – иногда восстановить возможно. Но если сами нейроны повреждены, пути назад нет – даже с помощью магии.
Губы Джейн дрожали. Я накрыл своей рукой её руки и ободряюще сжал их.
- Мне жаль, моя дорогая, - произнесла Сандра, - я не знаю, могу ли я тебе помочь.
- Но воспоминания всё ещё остались! – произнёс я. – У Джейн проявляются картины прошлого. Можешь ли ты магически просканировать её сознание во время одного из них и узнать о ней больше?
- Это лишь позволит мне прочитать то, что в сознании Джейн.
- А не могла бы ты использовать магию, чтобы снова вызвать эти воспоминания? Возможно, Джейн сможет рассказать что-то, что поможет нам узнать, кто она.
Сандра посмотрела мне прямо в глаза: - Это может сработать…
Продолжение очень скоро последует.
have a сigar?

Из Facebook.

- Па-ап, а пап? У тебя есть мечта?
- Конечно, есть, сынок. Я мечтал написать "Граф Монте-Кристо".
- Но ведь "Граф Монте-Кристо" уже написан, нет?
- Так это же мечта!
- А, ну ладно, давай, рассказывай...
- Я бы написал "Монте-Кристо" по-другому. Пусть дело происходит в Англии. Невесть откуда на похороны отца возвращается сын и начинает тяжбы за отцовское наследство. Дело происходит в начале 19 века...
- О! Начало 19 века! Англия стремится наподдать Америке!
- Да, верно. Так вот: сын начинает расследование, ему кажется, что отца убили...
- Америка! Враги Короны! Все повязаны!
- Да, повязаны. Ост-Индская компания хочет наложить лапу на наследство отца...
- В Америке? Вот враги! Рабы Короны!
- Ост-Индская компания торговала рабами...
- Рабы... Рабы? Да, а пришёл он из Африки, и потому рабы его учили...О! Африка! Дикие люди! Суахили, шаманы вуду...
- Так вот, Ост-Индская компания убила отца... Или не она? Или по её указанию?..
- Ост-Индская компания убила, однозначно! Они там все пидарасы!
- Ну, не все, но там должны обязательно должны быть пидарасы...
- Пидарасы! Это же богопротивное...
- Верно, богопротивное тоже вставим... Ну, например, как он хочет одну бабу, а она ему не даёт.
- Да что ж тут богопротивного?
- Ну, скажем, она его сестра.Но только по отцу!
- О-о-о! Другое дело! И что, совсем не даёт? Не, так неинтересно. Пусть лучше сперва не даёт, а потом как даст! Потому как он шаман вуду! А он такой ей:"А мне уже не надо!" - и всё.
- Что "всё"? Что потом с этой бабой делать?
- Да утопим её нафиг, и все дела! А вот что с главным героем делать?
- Пусть уплывёт. В Америку.
- Что-то маловато получилось, пап. На сезон не хватит.
- Ну, добавь что-нибудь от себя.
- Ладно! Я добавлю американских шпионов - это все любят. А ещё взрывы, погони, немного драк и перестрелок, чокнутого учёного и пару изощрённых убийств. Идёт?
- Вполне.А назовём как?
- Нужно какое-нибудь загадочное название.
- "Табу" подойдёт?.
- Почему "Табу"?
- А тут куда ни ткни - сплошные табу.

Перед вами был синопсис первого сезона.Сценарист, продюсер и исполнитель главной роли - Том Харди.
have a сigar?

Из Facebook.

Глава 7.
К тому времени, как моя способность к регенерации подлечила ногу настолько, что я смог бежать, Джейн и эльф были далеко впереди. Я потрусил за ними, носом в землю, следуя на запах. Наконец, я их увидел.
Джейн забежала в тупик, образованный контейнерами по обеим сторонам, со стеной, преграждавшей ей дальнейший путь. Контейнеры были поставлены один на другой в три ряда - жёлтые, красные, синие, зелёные, они напоминали детские строительные кубики. Джейн прижалась спиной к бетонной стене, бежать дальше было некуда.
Эльф стоял спиной ко мне. Его внимание было полностью сконцентрировано на Джейн. Он кричал на неё на сперетиэле, жестикулируя правой рукой. В левой всё ещё оставался «Узи», но держал он его стволом вверх, в положении «наготове».
Я резко притормозил в сотне метров, опасаясь подходить ближе. Я был прямо у эльфа за спиной, но не был уверен, что он не засечёт меня периферийным зрением. Либо он мог заметить взгляд Джейн, метнувшийся ко мне. Разрядить магазин в меня – или в Джейн – заняло бы у него всего долю секунды.
Сначала Джейн стояла, потупив глаза в землю. Затем внезапно что-то изменилось. Её осанка изменилась – спина выпрямилась, плечи расправились. Глаза сверкнули, челюсти сжались. Я переключился на астральное зрение и увидел, что её аура стала другой. Она тряхнула головой и будто бы выплюнула череду быстрых воющих слов в направлении эльфа. Я не мог понять ни слова, но думаю, что услышал два имени – Ксавьер и Лаверти.
Я прижал уши. Джейн не только свободно говорила на сперетиэле, но говорила голосом, который я никогда до этого не слышал. Это походило на то, как если бы кто-то завладел её телом и использовал его, чтобы говорить через неё. Этот голос был твёрдым, чистым и полным достоинства – и гнева. Она, вне всякого сомнения, приказывала эльфу убираться прочь. Надо иметь немалую смелость, чтобы, будучи буквально прижатой к стене, так вести себя с кем-то, у кого в руках «Узи». Я почувствовал прилив гордости за Джейн, глядя на золотой огонь, игравший в её глазах. Каким-то образом гнев сделал её ещё более прекрасной.
Фигура эльфа напряглась. Даже с такого расстояния я мог почувствовать исходящий от него запах злобы, когда он молча опустил ствол, направив его прямиком на Джейн.
Я рванулся к эльфу. Если я буду достаточно быстр, то, может, успею прыгнуть на него, ударив лапами в спину и сбить прицел. Но пока дистанция между нами сокращалась, я уже знал, что не успею, и Джейн наверняка будет мертва.
В то же мгновение, пока я безнадёжно пытался помочь Джейн, заряд светящейся энергии вылетел из её руки. Это было похоже на выстрел из огнемёта. Ослепляющая оранжевая волна стала неожиданностью для эльфа, полностью поглотив его голову. Он отшатнулся на шаг - и согнулся вдвое, когда второй заряд ударил его в солнечное сплетение. Эльф сделал ещё один шаг заплетающимися ногами, затем «Узи» выпал из его руки, и эльф скорчился на земле возле него.
Я замедлился, удивлённо моргая. Джейн в это утро была полна сюрпризов. Она не только говорила на сперетиэле, но и могла исполнять заклинания. С этим фактом ко мне внезапно пришло понимание того, что Джейн сама может за себя постоять. Эта мысль одновременно обрадовала и огорчила меня.
Мне нужно было с ней поговорить, расспросить, что происходит – так что я ОБЕРНУЛСЯ в человеческий облик. Поднявшись, я отряхнул ладони от пыли.
- Маретиэль? – нерешительно спросил я. – Джейн? – я не был уверен, на какое имя она отзовётся.
Глаза Джейн были закрыты. Она обвисла, опираясь одной рукой на стену позади себя. Заклинание отняло у неё все силы. Та стальная решительность, которую я видел мгновение назад, исчезла.
- Джейн?
Её глаза открылись. Она осторожно посмотрела на меня, как бы пытаясь найти моё лицо в своей памяти. Наконец, она выдохнула вопрос: - Ромулус?
Я оскалился, затем обернулся и посмотрел на эльфа. Он всё ещё лежал без сознания. Но я помнил, что он был физическим адептом – кто знает, как быстро он способен отойти от заклинания Джейн.
- Кто он? – спросил я.
Она посмотрела эльфа так, словно видела его впервые: - Я… Я не знаю.
- Ты не помнишь, что говорила с ним минуту назад? Вы говорили на сперетиэле.
- Я не помню… - Джейн выглядела растерянной.
- А имя «Галденистал» тебе ничего не говорит?
Джейн покачала головой. Я попробовал другое имя: - Ксавьер? –
она пожала плечами.
Я попробовал снова: - Лаверти?
Это подействовало. Джейн напряглась, и я заметил, как на долю секунды её глаза сверкнули. Затем выражение лица вновь стало нейтральным. Она посмотрела вверх и влево – классическая поза человека, пытающегося что-то вспомнить.
- Это имя мне знакомо, - сказала она. – Принц по имени Шон Лаверти заседает в Совете Тир-Таингира.
- Откуда ты его знаешь? – спросил я.
Джейн взглянула на меня удивлённо: - Все его знают, - ответила она. – Так же, как все знают, что Дункельцан – президент СШАК.
- Тут ты ошибаешься, - мягко возразил я. – Дракон Дункельцан был убит примерно четыре года назад, в 2057. Нынешний президент – Кайл Хеффнер.
То, что она сказала в следующий момент, застало меня врасплох.
- Сейчас не 2057? – её глаза широко раскрылись от удивления. Я почти видел её мысли по мере того, как она мысленно боролась со страхом: боль «потерявшейся маленькой девочки» - было написано на её лице, и пронзило меня насквозь.
- Тогда где… - сглотнула она, пытаясь контролировать себя, - Где я была последние четыре года?!
Настал мой черёд выдать её любимую фразу: - Я не знаю.
Я бездумно, повинуясь импульсу, протянул руку, чтобы коснуться её волос. У меня и в мыслях ничего не было – это было тот же самый жест, которым я обычно гладил Хейли. Джейн слегка повернула голову, и вместо волос моя ладонь коснулась её щеки. Меня словно кольнуло, когда мои пальцы встретили мягкость её кожи, и я почувствовал, как краска заливает моё лицо. Я внезапно понял, почему обнажённые люди чувствуют себя некомфортно: на тебе нет меха, чтоб скрыть твои чувства.
- Э-э-э… Я лишь хотел взглянуть на твоё ухо… - замялся я. – Ты не против?
- Я не против, - застенчиво улыбнулась она.
Мне показалось, или она тоже покраснела? Выдаю ли я желаемое за действительное, или же и впрямь меня обдало волной жара от её тела?
Я отодвинул её тёмные волосы назад. Ухо под ними было маленькое и круглое – обычное человеческое ухо. Хотя… Я попытался рассмотреть его поближе. Не была ли эта тонкая линия на верхней кромке уха шрамом от операции? Я провёл по ней, и дыхание Джейн участилось. Мне представилось разумным убрать руку.
- Эльф дал тебе билет на поезд, - быстро сказал я. – Он у тебя в правом кармане. Могу я взглянуть на него?
Джейн достала из кармана джинс билет. Это был билет в один конец до Чикаго. И не до центрального вокзала, а прямо до терминала Сайнанестиал. А это могло значить только одно.
Сайнанестиал – национальная авиакомпания Тир-Таингира, эльфийского народа, который сформировался в 2035 вокруг того, что раньше называлось «государством Портленд». Перед тем, как установить авиасообщение с другим государством, правительство Тир-Таингира требует признания экстерриториальности своих авиа-терминалов, что ставит их наравне с консульствами и посольствами. Находясь на земле терминала Чикаго, пассажир подпадает под защиту законов Тир. Таким образом, дальнейшие планы эльфа были как на ладони: Тир-Таингир. Вот куда он намеревался увезти Джейн.
Я разорвал билет напополам, затем подошёл к эльфу: - Давай, выясним, кто ты, дружок…
В карманах эльфа я нашёл такой же билет на поезд и немного наличных – золотой зажим с аккуратно сложенными купюрами в 100 и 500 ньюен. Хотя Тир-Таингир использует стандартную денежную единицу - ньюйены - эта нация печатает собственные банкноты на плетёном пеньковом волокне, с голограммами Совета Принцев в качестве защиты от подделки.
Я взглянул на лица принцев на голограмме. Это была пёстрая компания: шесть эльфов, два гнома, орк, высший дракон Лофвир и бигфут. В Тире я бы мог быть гражданином и иметь СИН. Даже мог бы стать полицейским офицером. Но к сожалению, у «Одинокой Звезды» нет контрактов в Тире. Порядок там поддерживают полицейские, являющиеся частью вооружённых сил Тира.
В другом кармане у эльфа лежал паспорт. По счастью, эльфы Тир-Таингира питают слабость к печатному слову. В любой другой стране выпускаемый паспорт выглядит как кредитный чип, куда в электронной форме введены все данные о владельце. Но паспорт Тира представляет собой буклет на пеньковом волокне, с печатными буквами и голограммами. Единственной уступкой современным технологиям является магнитная полоса, на которой записана та же информация, но уже в электронном виде.
Полным именем эльфа значилось «Галденистал Татхерн». И он был не просто гражданином Тира – он имел дипломатический статус, что означало неприкосновенность и независимость от законов СШАК. Самое большое, что могли сделать с ним в «Одинокой Звезде» за любое его преступление - это депортировать. При этом им даже не было бы возможности обыскать его багаж при выезде. Всё вышесказанное объясняло, каким образом эльф собирался провезти с собой обратно такого «не-гра», каким была Джейн, без каких-либо вопросов со стороны властей. Я бросил паспорт на грудь эльфа.
Больше ничего интересного в карманах эльфа не нашлось, если не считать маленькой пластиковой бутылки с желтоватой жидкостью с запахом той дряни, которой траванули Хейли. Я подумал было использовать её на эльфе, но понятия не имел, как её использовать, и какой эффект она окажет. А я бы не хотел уйти в аут от того, что вдохну её или уроню каплю себе на руку.
Я подобрал «Узи» и зашвырнул его на контейнер. Потом отправил туда же флакон с жидкостью. Эльф, возможно, и найдёт их, но у него уйдёт на это некоторое время.
Когда я повернулся к Джейн, то обнаружил, что она разглядывает моё тело. Мне приходилось видеть женщин – человеческих и нет – рассматривающих меня; я знал, что моё мускулистое телосложение нравится им. Но с Джейн это было по-другому. Я снова залился краской.
Эльф застонал. Судя по всему, он начал приходить в себя.
- Пошли отсюда, - сказал я Джейн, протянув ей зажим с деньгами. – Я намерен снова ОБЕРНУТЬСЯ волком. Притворись, что я твой пёс.
Я стянул с эльфа ремень: - Вот, надень на меня как ошейник. Выведи меня из терминала Виа Рейл и поймай такси.
- Куда мы поедем? – спросила Джейн.
- Через залив, в Дартмут, - ответил я. – В госпиталь Новой Шотландии. Там есть кое-кто, кто, думаю, сможет тебе помочь.
Затем я ОБЕРНУЛСЯ в волка, возблагодарив мех, который скрыл, как я хотел Джейн.
Продолжение следует.
have a сigar?

Из Facebook.

Глава 6.
Поиски необходимой мне информации заняли почти всё утро. Раньше я никогда не был в архивах, поэтому искать данные пришлось долго. Оставшуюся часть утра я потратил на то, чтоб снова посетить Старые Могильники и проверить ещё раз положение могилы.
Однако, дело того стоило. Под надгробием, на котором Джейн оставила цветы прошлой ночью, действительно покоилась Матильда. Матильда О’Рейли родилась в 1798 и скончалась в 1875, в возрасте 77 лет. Архивы даже сохранили надпись, высеченную на надгробии – строки из Байрона:
Я руку тихую поднял;
Я чувствовал, как исчезал
В ней след последней теплоты…
О! сколько муки в знанье том,
Когда мы тут же узнаем,
Что милому уже не быть!
И миг тот мог я пережить! (перевод Жуковского)
Странный выбор для эпитафии, но это могло быть знаком почти самоубийственного горя матери, потерявшей свою дочь. Это также могло служить доказательством того, что Джейн действительно прожила более двухсот лет.
Никто не мог жить так долго. Ну, может быть, эльфы. По слухам, их жизненный цикл исчисляется столетиями. Но первые эльфы появились лишь в 2011, когда магия вернулась в мир. Самым старшим из них сейчас едва ли пятьдесят, хотя выглядят они на двадцать с небольшим – что и послужило почвой для слухов об их долголетии.
Джейн не была из эльфов. У неё не было острых ушей. Во всяком случае, я этого не заметил, хотя бы её волосы и скрывали их. И даже если так – она родилась бы после 2011.
То, что мне открылось в архивах, удивило меня. Но я отказывался этому верить. Возможно, Джейн точно так же копалась в архивах, проглядывая те же записи, и «удочерила» одно из тел на кладбище. Однако часть меня хотела верить ей. Она казалась столь искренней, столь уверенной. Но разве это не является признаком помешательства?
И ещё одно. То слово, что она произнесла в лаборатории: «сфигмоманометр». У меня заняло некоторое время выяснить, как оно произносится, но, когда я таки сделал это, архивариус выдал интересную деталь. «Сфигмоманометр» было весьма старомодным словом, используемым для названия прибора измерения давления, изобретённого в девятнадцатом веке. Где Джейн его откопала?
Я был занят этими мыслями, когда свернул в переулок, где были ворота на задний двор дома Джем. И ещё мне хотелось спать. Обычно я не встаю раньше полудня. Но как только я увидел открытые ворота, сон как рукой сняло.
Что-то было не так. Ворота не должны были быть открыты. Джем собиралась сегодня по магазинам, но мы оба всегда закрывали ворота, и уж точно их не могла открыть Хейли. Никому в здравом уме не пришло в голову сунуться за ворота с ярко-красной надписью: «Осторожно, злая собака!». А если и пришло бы, лай Хейли их точно напугал.
Внезапно я осознал, что во дворе непривычно тихо.
Я присел на корточки и принюхался. Вокруг был странный запах – как от медикаментов, только сильнее. Я повернул нос в сторону заднего двора – запах усилился. Тогда я осторожно заглянул во двор.
Увидев лежащую на земле Хейли, я едва не завыл. На какую-то долю секунды я подумал, что она мертва. Всё ещё будучи на корточках, я неуклюже засеменил к её телу и дотронулся до груди. Хейли была тёплой и всё ещё дышала. С каждым выдохом из её ноздрей шёл тот самый странный медицинский запах.
Глаза Хейли моргнули, она слабо взвизгнула. Я потрепал её по щеке и пробормотал, чтоб она лежала смирно. Хейли выглядела сконфуженной, но невредимой. Мне стало легче от мысли, что она уже отходит от того, чем её накачали.
Я бросил взгляд на дом - вроде бы ничего необычного! - затем на гараж. Мои клыки резко выросли, когда я увидел, что дверь открыта. Своим человеческим зрением я не мог понять, есть в нём кто-то, так что я ОБЕРНУЛСЯ, успев скинуть одежду в самый последний момент.
Гараж был пуст. Никаких следов Джейн. Ни сломанной мебели, ни следов насилия. Если бы не Хейли, я бы подумал, что Джейн просто проснулась и ушла, не понимая, где она оказалась и не имея причины тут оставаться.
Но нет, Джейн кто-то забрал. Его запах тёк в мои ноздри гадким шлейфом – комбинация сладковатого шерстяного сукна и мускуса одеколона. Он даже оставил метку в моём туалете. Я тут же переметил это место.
Самым же худшим было, что я не знал, друг он для Джейн или враг. Не знала этого и она: даже если бы он был ей совершенно незнаком, Джейн могла бы уйти с ним по доброй воле.
Я мысленно зарычал. А затем я взялся за дело.
Запах Джейн было легко отследить. Даже с учётом того, как мало мы были вместе, я хорошо его запомнил. Он имел чёткий зов, который отпечатался в моей памяти.
Двинувшись обратно через двор, я увидел, что Хейли уже стоит на ногах, пусть и некрепко, и осматривается по сторонам. Я ободряюще обнюхал её морду, после чего покинул двор, попутно толкнув ворота плечом, чтобы они закрылись.
Я проследовал по переулку до Роби-стрит. Выскочив на оживлённую при свете дня улицу, пробегая мимо людей, я не раз услышал тревожные крики. Как полагали жители Галифакса, на улице средь бела дня появился большой и потенциально опасный волк – дикое животное! Мамочки хватали детей на руки, прохожие сходили с пути, оставляя тротуар в моём распоряжении. Один курьер даже свалился с мотоцикла, потеряв контроль, пока я пересекал улицу.
Несколько минут спустя я услышал вой сирен. Я откинул голову назад и завыл на бегу. «Моя стая!» - подумал я. «Вместе мы найдём Джейн!». Запах её становился всё ярче, я был уже почти на месте.
И тут я осознал свой просчёт. Единственной причиной, по которой в моём направлении могла двигаться патрульная машина было то, что кто-то позвонил в участок и сообщил о диком животном на улице. У меня не было времени для объяснений с патрульными. Даже если бы они опознали во мне одного из фрилансеров «Одинокой Звезды», меня могли арестовать за нахождение в обличие волка в черте города. Мне нужно было скинуть их со следа.
«Форд Америкар» с золотыми звездами на дверях вынырнул из-за угла в квартале от меня, но я надеялся, что патрульные меня ещё не увидели. Проскользнув между двумя припаркованными машинами, я змеёй скользнул в магазин. Я был быстр и осторожен, никто из посетителей меня не заметил. Ревущая музыка заглушала вой сирен, а потому никто не обернулся к дверям, пока я полз мимо стеллажей. Но через секунду я понял, что полицейские всё же меня засекли. Сирены завыли ближе, затем раздался скрип тормозов, когда машина резко притормозила у магазина.
Я мысленно воздал хвалу духам – мне повезло оказаться в одёжной лавке. Я ОБЕРНУЛСЯ человеком, затем стянул джинсы с прилавка и надел их. Мне снова повезло – размер оказался больше моего, а не меньше. Затем я так же стащил с прилавка безразмерную майку, влез в неё и выпрямился - руки в карманы, чтоб джинсы не свалились.
Хлопнула дверь машины, из которой выпрыгнул полицейский. Второй последовал за ним, доложив диспетчеру обстановку.
Я направился к выходу аккурат в тот момент, когда патрульный вошёл в магазин с пистолетом в руке, скомандовав НЕМЕДЛЕННО очистить помещение. У меня не возникло и мысли перечить служителю порядка. Я свернул в переулок, надеясь, что никто не обратит внимания ни на мои босые ноги, ни на ярко-оранжевую краску против воров, которой я испачкал джинсы, пока оторвал капсулу, чтоб она не включила тревогу, рванув на выходе из магазина. Оранжевое пятно на колене выглядело как свежая кровь, а краска капала на тротуар.
Я увидел скобяную лавку, где «приобрёл» моток прочного шпагата таким же способом, что и джинсы с майкой. Я чувствовал себя виноватым, но успокоил себя тем фактом, что в действительности не нарушил закон. Джейн была похищена, а значит, я был офицером на задании. Сказав себе так, я подвязал краденые джинсы верёвкой, затем огляделся по сторонам.
Парни в униформе вернулись в свою машину. Могу себе представить сокрушенное выражение их лиц в шлемах, закрытых визорами: волк буквально растворился в воздухе! Я был рад, что приехавшие ребята были не из Магических Ударных Сил – эти бы сразу поняли, что имеют дело с оборотнем, и обнаружили мою истинную сущность, оглядев местность астральным зрением.
Я не осмелился снова обернуться волком. Вместо этого я спокойно вернулся обратно к концу квартала, где в последний раз ощущал запах Джейн, и подождал пока копы уедут, а тротуар опустеет. Тогда я опустился на корточки рядом с припаркованной машиной - будто бы я что-то обронил, и пытаюсь найти. Я прижал нос к тротуару, закрыл глаза и глубоко вдохнул запах бетона.
Чёрт, человеческим носом унюхать что-либо оказалось довольно сложно. Конечно, моё обоняние превосходит человеческое, но после того, как я побыл в волчьей шкуре, это было, словно у тебя сильный насморк. Я уловил лишь слабый аромат Джейн.
Этого мне было достаточно. По крайней мере, я знал, что она была здесь.
Я проделал то же самое в конце каждого квартала. Иногда мне приходилось возвращаться назад или заворачивать за угол, выбирая направление и перепроверяя себя. Всё это занимало уйму времени: мне приходилось дожидаться, чтоб пешеходы, которые меня видели на предыдущем месте, прошли мимо, не заподозрив чего-нибудь. Но шлейф рос и становился более и более ясным. Я уже знал, что найду Джейн в квартале или двух отсюда. Но более ярким становился и запах человека, который забрал Джейн. Мне следовало быть осторожным.
Я стоял у Терминал Роуд, лицом к массивному прямоугольному зданию железнодорожного вокзала Виа Рэйл, античную каменную колоннаду и скульптуры которого столетие назад убрали из-за поездов на магнитной подушке. Виа Рэйл была тем, что называлось «корпорация Короны» в те времена, когда существовало такое государство как Канада. Она прославилась, соединяя нацию «от моря до моря»: можно было сесть на поезд в Галифаксе, а спустя пять дней выйти из него на побережье Тихого океана, в Ванкувере.
Теперь, когда Ванкувер поглотил Совет Салишей-Шидхе, поезда в этот город больше не ходили. Не проходил их путь и по тем местам, что прежде назывались «Центральной Канадой», принадлежавший Совету Алгонкинов-Маниту. Не было и рейсов в Квебек, объявивший себя независимой нацией в 2022. Теперь поезда отправлялись на юг, через Буффало и Детройт, сворачивая туда от Виннипега. А Виа Рэйл стала частью корпорацией Симингтон, которая, в свою очередь принадлежала немецкой мегакорпорации Сэдер-Крупп.
Хотел бы я знать, куда забрал Джейн тот человек, что пришёл за ней. И не было ли слишком поздно пытаться остановить его.
Я вошёл в здание в полном внимании. Терминал отдавался пещерным эхом звуков голосов, объявлявших прибытие и отход поездов. Волна запахов – люди, мета, фаст-фуд и раздражающий жгучий запах жареного кофе. Не было никакой возможности отследить здесь запах Джейн – ну, уж точно не форме человека. Мне пришлось полагаться на зрение, чтобы найти её.
Я ступил в толпу и вдруг услышал музыку впереди. Сперва я подумал, что это бумбокс, но увидел, что это Музыкальный Человек. Несмотря на свою цель, на секунду или две я был захвачен музыкой.
Музыкальным Человеком его звали все, с кем он жил по соседству на Северной Окраине. Никто не знал его имени. Он был немым, или просто однажды решил не говорить ни слова. Вместо этого он общался через музыку. Он был тощим, для своей расы, темнокожим человеком в возрасте «за пятьдесят». Встань он рядом со мной, его голова седеющих волос достала бы мне лишь до солнечного сплетения. Все эти годы он тратил каждый нью-йен на кибер-имплантаты весьма специфичного типа. Под его кожей была скрыта сложная система сенсоров, синтезаторов и громкоговорителей, издававших невероятный набор синтезированных звуков, от бубнящей механической гитары до чистейшей высокой флейты, от инфразвукового крика кита до звонка колокольчика.
Музыкальный Человек, очевидно, собирался взглянуть на мир, раз вдруг оказался в пассажирском терминале. С местных уличных музыкантов Виа Рэйл драл за лицензию просто заоблачные поборы. Видимо, мужик поднял изрядно ньюйен за последние дни.
Я коротко кивнул ему и поспешил дальше. Он ответил мне воем сирены, пробежав пальцем по овалу на внутренней стороне плеча, затем подмигнул, сопроводив это ударом цимбалов.
Бодро двигаясь сквозь терминал, я пытался одновременно найти Джейн и не привлекать внимания к своей персоне, пока мои глаза рыскали в толпе. Я высматривал её у расписания, возле автоматов по продаже билетов, в зале ожидания, будках связи, у фудкорта и даже на платформах у поездов. Последние были мешаниной из звуков и движения, заполненные волнами пассажиров. Высокоскоростные поезда прибывали и убывали, издавая резкий высокочастотные свист, неразличимый человеческим ухом. Этот звук ставил дыбом шерсть на моих ушах и заставлял скрежетать зубами.
На меня обратили внимание несколько человек. Охранники Виа Рэйл подозрительно бросали взгляды на мои босые ноги подвязку джинс, пытаясь понять, не собираюсь ли я стрясти несколько кредитов с пассажиров. Помогало то, что джинсы и майка были практически новые, что создавало вид, будто бы вещи не по размеру подобраны намеренно, в угоду стилю. Я лишь надеялся, что никто из охранников не спросит, на какой поезд я сажусь, и не попросит предъявить билет. Если б у меня были с собой деньги, я бы купил билет до ближайшей станции, чтоб всё выглядело правдоподобно. Но я оставил денежный чип дома, когда ОБЕРНУЛСЯ, и теперь охранники весьма легко могли счесть меня за «не-гра» и чертовски быстро вышвырнуть из здания станции.
Я вернулся в лобби вокзала, чувствуя разочарование. Я нигде не смог уловить запаха Джейн. Когда я уже подумал, что она села в поезд и уехала, я внезапно увидел её, выходящей из туалетной кабинки. Я мысленно выругался: если бы я оказался в здании на несколько секунд раньше, то смог бы пристроиться рядом и тихо разузнать у неё, что происходит.
Я приблизился к ней так спокойно, как только мог, улыбнувшись и кивнув. Её глаза скользнули по мне на мгновение, затем её взгляд побежал дальше. В нём не было ни намёка на то, что она меня узнала. Я подавил досаду и проследовал за ней, чтобы понять, была ли она ещё с тем, кто отравил Хейли.
О да, он оказался рядом. Он сидел на пластиковом стуле около кабинки, высокий и стройный. Волосы, цвета воронова крыла, до плеч, убранные золотой заколкой, открывали остроконечные уши эльфа. Он был дорого одет в стиле корпоратов: чёрная рубашка с воротником-стойкой и чёрный же костюм в тонкую золотую полоску. Форму заколки в волосах повторял зажим галстука на груди – меч из золота. Глаза его тоже были золотыми – или имплантаты, или контактные линзы. Тщательно подстриженные усы и борода обрамляли тонкую линию губ. По всему, от одежды до взгляда было ясно: это был мужчина, воспринимавший всё в своей жизни крайне серьёзно.
Я был теперь достаточно близко, чтоб почуять его запах: дорогой костюм из шерсти, одеколон, которым он пользуется. Ещё, из одного кармана его костюма, я чувствовал лёгкий запах того, чем он одурманил Хейли. Я был рад, что он не использовал его на Джейн – ему бы пришлось везти её, и тогда я бы её ни за что не нашёл.
Эльф поднялся на ноги с непередаваемой грацией. Он стоял незыблемо, в явной готовности ко всему, его сверкающие глаза инстинктивно высматривали угрозу. Он был чистой альфой, лидером своей стаи. Ему было комфортно в этом теле, в котором он знал каждую мышцу, каждое сухожилие. Однако, он не полагался только на своё тело. Несмотря на свой элегантный покрой, лёгкая выпуклость под левым плечом давала понять, что там скрыта кобура с оружием.
Я сдвинул своё зрение на астральный план и увидел, что аура эльфа представляет собой физического адепта – существо, чьи магические способности превращают его тело в оружие. В районе левого уха у адепта было мёртвое пятно – видимо, какой-то имплантат. А вот глаза были настоящие, просто скрывались за линзами.
Эльф протянул Джейн синий прямоугольник. Билет. Находясь на астральном плане, я не мог прочитать название станции, но одно я знал точно: синие билеты были «в одну сторону». Они куда-то уезжали – и не собирались возвращаться.
Я вернул зрение на физический план – слишком поздно: Джейн уже спрятала билет.
Джейн осмотрелась вокруг и нахмурилась:
- Я была здесь, - сказала она мягко, словно пытаясь вспомнить что-то, - но тогда всё было по-другому. Они использовали мел, чтобы писать время отправления. И поезда были… другими. Они были на металлических колёсах. И испускали дым… - она моргнула, как бы пытаясь вспомнить больше.
- Это была другая эпоха, Маретриэль.
Я мысленно повторил это слово: «Маретриэль». Звучало по-эльфийски. Было ли оно именем Джейн? Я не думаю, что оно было просто проявлением ласки, но даже если и так, оно прозвучало, словно эльф хорошо знал Джейн. Или же он точно знал о её расстройстве – вере в то, что она жила здесь столетия назад – и высмеивал это.
Эльф поднял руку и посмотрел на часы – разумеется, золотые! – затем снова заговорил:
- До отправления нашего поезда осталось десять минут, Маретриэль. Нам пора.
Пока Джейн с готовностью проследовала за ним, моё сердце готово было выпрыгнуть из груди. Как я мог остановить её? Более того, должен ли я её останавливать? Что, если эльф – просто её друг или родственник, который узнал, что Джейн в Галифаксе, что она страдает от потери памяти, и приехал забрать её домой?
Нет, такая версия не подходит. Друг не стал бы травить Хейли, стараясь добраться до Джейн. Друг подождал бы, пока я или Джем вернутся домой, объяснил, кто он, и попросил бы придержать Хейли, пока он забирает Джейн. Эльф явно ожидал, что Джейн окажет сопротивление – для этого он и принёс с собой снадобье. То, что Джейн ничего не помнила и абсолютно доверчива, оказалось неожиданной удачей. Ему оставалось лишь отравить Хейли.
Как он узнал, где её найти? Меня он точно не знает – его буравящий взгляд уже скользнул по мне один раз, и он не распознал во мне угрозу. Он не знал, кто я, и не знал, что именно из моего дома он выкрал Джейн.
Я последовал за Джейн и эльфом к эскалатору, ведущему к поездам. Пока ступени эскалатора поднимали нас к платформе, я лихорадочно думал. У меня нет ни единой мысли о том, как задержать их посадку на поезд, как забрать Джейн у эльфа прежде, чем двери вагона закроются перед моим носом.
Эскалатор рядом, меньше чем в метре от нас, вёз пассажиров в обратную сторону, с платформы. Лица у них были скучающие или усталые, и потому никто не обращал внимания, как я шарю глазами по сторонам в поисках озарения.
Тут я услышал звуки Музыкального Человека на выходе с эскалатора. В то же самое время я услышал и прибывший поезд, и тут увидел, как эльфа перекосило от высокочастотного свиста. Это подсказало мне, что за имплантат установлен в его ухе. И тут у меня возникла идея.
Дело в том, что Музыкальный Человек мне задолжал. Как-то ночью я спас его задницу, когда шайка бандитов решила использовать его в качестве тренировочной груши с музыкальным сопровождением. Той ночью я был в патруле и добавил в этот аккомпанемент с помощью своих зубов и когтей новые звуки. До сих пор с удовольствием вспоминаю вопли и крики, когда я вонзал когти в их запястья и колени. Всё, что я мог тогда сделать – это умерить инстинкты, чтоб не прикончить несчастных мудаков.
Когда последний из них уполз, чертыхаясь и оставляя окровавленный след, я ОБЕРНУЛСЯ и помог Музыкальному Человеку подняться на ноги. А ещё я дал ему совет: если вдруг снова понадобится моя помощь, нужно, чтоб его синтезатор издал свист высоким тоном, таким, что только волчье ухо его услышит. Что он и продемонстрировал на близком расстоянии – к величайшему моему сожалению.
А теперь мне нужна была его помощь.
Как только эскалатор вынес Джейн и эльфа на платформу, я махнул Музыкальному Человеку рукой, стоя за их спинами. Затем я вложил два пальца в рот, как бы свистнув, и стукнул себя кулаком в грудь.
Музыкальный Человек дураком не был. Он тут же словил, что я хочу ему сказать. Мелодия, которую он играл, внезапно смолкла. Он прижал палец к пупку.
Я крайне вовремя зажал уши. Высокочастотный свист, буквально взрывающий уши тех, кто его слышал, разнёсся по округе из подкожных динамиков Музыкального человека. Имей вы мой слух, вы бы услыхали его за километр.
Люди и мета на платформе ничего не почувствовали. Но эльф всё услышал. Его кибернетическое ухо – а точнее, имплантат, расширяющий слуховой диапазон – передало этот высокочастотный звуковой удар прямо в мозг. Он согнулся вдвое, прижав руку к левому уху.
В то же самое мгновение я схватил Джейн на руки и стиснув зубы от боли, звучащей в ушах, прыгнул на металлическую поверхность, разделявшую два эскалатора. В мгновение ока мы скатились по этой «горке» с бешеной скоростью. Я приземлился аккурат на задницу с такой силой, что не будь я оборотень, этот синяк сходил очень долго. Затем я вскочил на ноги, всё ещё держа Джейн на руках.
Она была слишком удивлена моими быстрыми действиями, чтоб как-то реагировать. Она – но не эльф, оставшийся наверху. Даже через свист Музыкального человека я услышал рикошет пули, ударившей в то место, где секундой ранее была моя задница. Эльф, возможно, знал Джейн достаточно долго, чтоб назвать её по имени, но он точно недостаточно ценил её жизнь – иначе он не стал бы стрелять. Или же он был чертовски хорошим стрелком, чтоб рассчитать выстрел так, что пуля её не поранит. Только моя скорость спасла меня.
Люди вокруг кричали, некоторые лезли на поверхность между эскалаторами, пытаясь уйти с линии стрельбы. В этом была удача для меня: теперь эльф не мог спуститься вниз моим способом.
Я бежал зигзагом через терминал, заполненный пассажирами, перепрыгивая через их багаж, когда он оказывался у меня на пути. Уголком глаза я видел бегущих по направлению ко мне охранников. Мне моментально пришло в голову, что Джейн может попытаться вывернуться у меня из рук, так что я решил на бегу рассказать ей правду – слегка сгустив краски.
- Джейн, это я, Ромулус. Я - друг, Вы были у меня в гараже. Вы не можете доверять эльфу. Он собирался накачать Вас какой-то дрянью, чтоб Вы были с ним. Вы видели, что он сделал с Хейли, немецкой овчаркой? То же он собирался сделать с Вами.
Понимание скользнуло в её глазах: - Галденистал сказал мне, что собака спала!
- Это его имя? Куда он Вас вёз? – спросил я.
- Я не знаю.
Твою ж мать! Снова-здорово…
Я пробежал почти всю станцию к выходу на восточной стороне. Двери были практически перед нами. Они вели на пирс, где было множество контейнеров и погрузочного оборудования. Это был превосходный лабиринт, в котором преследователи могли потеряться. И если я не потеряю эльфа, я всегда могу спрятаться за контейнер, ОБЕРНУТЬСЯ и вцепиться эльфу в глотку. Без сомнения, элемент неожиданности будет на моей стороне. Если, конечно, эльф не взглянул на меня астральным зрением - в этом случае он уже знал мою истинную форму.
Я вломился плечом в двери, заставив их распахнуться. В этот момент стекло в дверной раме рядом разлетелось на тысячу осколков. Мгновением позже я получил пулю в бедро.
Это было невероятно больно. Я пошатнулся, Джейн выскользнула из моих рук. Она приземлилась на ноги, но осталась стоять и смотреть на двери, качавшиеся за моей спиной, пока очередь пуль проделала в них череду отверстий.
- Беги! – закричал я на неё, зажимая пробитое бедро. Кровь из него текла рекой, уже пропитав штанину. Я заковылял в сторону от линии стрельбы.
- Они стреляют по нам! Чёрт! Беги!
Джейн не нужно было большего ободрения. Она повернулась, бегом обогнула здание и исчезла за углом.
Постаравшись вытянуть ногу настолько, чтоб с неё можно было стащить джинсы, я снял одежду и выбросил её в кучу мусора поблизости. Затем я ОБЕРНУЛСЯ. Боль тут же уменьшилась, но запах моей собственной крови ударил мне в ноздри. Я навострил уши и услышал, как изнутри здания кто-то бежит по направлению ко мне. Дверь начала открываться, времени на то, чтоб убежать, не было.
Я сделал единственную возможную вещь: отполз в тень и лёг так, чтоб не было видно раненую ногу и лужу крови на асфальте. Затем я притворился, что меня кусает блоха, и я пытаюсь вычесать её здоровой ногой.
Эльф вылетел из дверей и перекатился вниз. Он вскочил на ноги, перестав стрелять, но всё ещё поводил по сторонам стволом своего «Узи», держа его в левой руке. Его золотые глаза сверкнули в моём направлении, и он на мгновение поймал меня в прицел. Я посмотрел на него с тупейшим выражением на лице, оскалился и вывалил язык. Каждый мускул в моём теле напрягся. Или блеф будет удачен, или я труп.
Золотые глаза скользнули дальше. Эльф вытащил что-то из кармана, рассмотрел, что это было, и выбросил прочь. Затем он повернулся и побежал прочь в том же направлении, в котором скрылась Джейн.
Я молча выругался, провожая его взглядом. Затем я встал, слегка пошатываясь от боли в ноге, и похромал вслед за ними, мысленно завывая при каждом шаге.

**********************************************************************
Дорогие все. Перевод книги, безусловно, продолжится до конца. Но если вам нравится начатое мной до такой степени, что хочется отблагодарить материально, то любая уместная для вас сумма будет с признательностью принята переводчиком на счета:
PayPal - ctaxgb@gmail.com
Сбербанк: 4276 3800 5303 5619