?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Из Facebook.

Глава 2 (начало)
.
Ко времени прибытия подразделения МУС светящийся шар давно исчез. Но три тела остались. Кроме эльфийки, смерть которой наступила от крупнокалиберного огнестрельного ранения в грудь, остальные были не тронуты. Причина смерти: «неизвестна».
Закончив с детективами, которые прибыли вслед за МУС и опросили свидетелей (то есть, меня), я покрутился рядом, посматривая и послушивая, пока паковали трупы. Те два тела, что были людьми, оказались членами банды Сорняков - сквоттеры, кантовавшиеся на территориях, бывших когда-то городским садом. Я опознал их по татуировкам на руках: побеги ипомеи и одуванчики, растущие из глазниц оскаленного черепа. Парочка имела обычный набор криминальных записей: сбыт наркотиков, владение краденым имуществом, грабёж при отягчающих. Как и у тролля, у них с собой было огнестрельное оружие. Вот только воспользоваться им они не успели.
Девушка, действительно, оказалась уличным шаманом, проживавшим на Саммер-стрит. Она была арестована лишь однажды – за использование нелицензированного заклинания иллюзии. Во всём остальном она была чиста.
Как только тела увезли в морг, а место происшествия было зачищено от магии и признано безопасным, началась обычные процедурные склоки по поводу того, какой из Департаментов будет расследовать тройное убийство. Прибывшие на место детективы из двух Департаментов оказались втянуты в шумную словесную перепалку. Детектив из Департамента Паранормальных Расследований аргументировала, что расследование принадлежит её Департаменту, поскольку в деле фигурировало паранормальное животное с явными магическими способностями. Детектив из Департамента по борьбе с наркотиками возражал ей, что данный случай подпадает под юрисдикцию его Департамента: признаки смерти тройки совпадают с теми что проходят по его текущему расследованию о том, что за последнюю неделю стало известным как «оскалившиеся трупы».
Подобных смертных случаев было известно уже с десяток, не считая тех, что произошли этой ночью. Причиной всех смертей был указан передоз. Возможно, так решили, поскольку первые двое, парочка гномов из Дартмута, были известны как чипоголовые, которые активно ширялись ЛЧЖ, и явно сожгли себе мозги в виртуальных снах. Аккурат в последнее утро своей никчёмной жизни они рассказывали приятелям о новом наркотике, который вштыривает на все деньги.
Ни на одной из жертв не было видимых следов насилия, а патрульные офицеры, выезжавшие на происшествия, описывали каждый из трупов как «оскалившийся» - несмотря на факт, что подобное было невозможно физически. Я знал из своих предыдущих бесед с судмедэкспертами, что сразу после смерти мышцы расслабляются, а сжиматься из-за трупного окоченения начинают лишь спустя три часа. Но по какой-то неустановленной причине лица всех жертв «передоза» застыли в выражении, которое могло быть описано исключительно как «эйфория». Это должно было дать патрульным ключ к умозаключению, что они имеют дело не со смертельным случаем от передоза ЛЧЖ. В деле была замешана магия.
Убитая светящимся шаром эльфийка имела на лице то же самое выражение, как и двое мёртвых бандитов, найденных рядом с ней на подземной парковке. В этот раз у полиции был надёжный свидетель – я. Из описания, которое я дал, детектив ДПР сделала вывод, что существо со щупальцами использовало магию, чтобы высосать жизнь изо всех трёх жертв.
Похоже, дело уходило в Департамент Магических Расследований.
Я увязался за отрядом МУС, проследовав с ними обратно до штаб-квартиры "Одинокой Звезды" в Галифаксе, здания размером с небольшую аркологию (сокращение от «Архитектурная Экология» - термин, используемый для описания самоподдерживающейся колонии; как правило, это массивное здание, которое не нуждается в импорте или экспорте поставок, чтобы функционировать и обеспечивать своих жителей всем необходимым). Строение занимало целый квартал на углу Гёттинген и Рэйнни. Я прикинул, что самое время доложиться сержанту, а заодно глянуть, нет у него ли для меня другого задания. Как только я ввалился в холл, я сунул нос в офис Дасс Мчауи, детектива-мага из ДПР и, пожалуй, лучшего специалиста по таксономии паранормальных явлений среди сотрудников Департамента.
Я нашёл её в работе над отчётом. Дасс сидела на корточках перед датападом – переносным компьютером с экраном в виде хрустального шара. Дизайн устройства был очень близок к определению «слишком красивый» - явный признак избытка воображения и финансов в ДПР.
Устройство понимало голосовые команды, но Дасс была занята тем, что вводила данные по старинке – стуча двумя пальцами по присоединённой к датападу клавиатуре. Её коротко стриженные волосы скрывала одна из тех модных ярких шапочек, сшитых из кусочков и напоминавших по форме «бомжанку». Дасс носила мешковатые белые брюки и ярко-красную рубашку с принтами стилизованных барабанщиков, чьи руки двигались в такт её сердцебиению. Дасс нравилось рассказывать людям, что это магический эффект, но в реалиях всё дело было в технологии: крошечные сенсоры, встроенные в ткань, давали команду на изменение цвета ткани, что и заставляло барабанщиков принимать предустановленные позы в соответствии с получаемыми импульсами.
Дасс родилась в Приморских Провинциях, но много путешествовала в поисках своего шаманского «наследия», собрав по пути массу данных о паранормальных существах. Её семья поколениями жила в Галифаксе ещё с тех времён, как этот кусок земли был частью Канады. Пра-пра-прадеды Дасс были рождены в Африквилле – африканско-канадском поселении, что было погребено бульдозерами в прошлом столетии, и на месте которого был разбит парк Сивью. Ещё же раньше… По правде сказать, Дасс не знала из какой части Африки были её корни. Скорее всего, из Западной Африки, поскольку большая часть рабов была вывезена оттуда. Но Дасс нашла магические традиции, которые ответили ей, в Восточной Африке, среди народа банту.
На самом деле у Дасс была другая фамилия – секрет, известный теперь в "Одинокой Звезде" лишь сотрудникам Департамента Персонала. Она взяла себе фамилию Мчауи, что на суахили значило «маг». Она действительно немного говорила на суахили и использовала приветствие из этого языка, когда я невольно прервал её работу.
- Саламу, Ромулус. Слышала, ты вляпался в неприятности сегодня вечером?
Я опёрся о дверной косяк. Дасс была единственным детективом в Lone Star, кто звал меня моим человеческим именем «Ромулус», которое первая пара приёмных родителей дала мне, прочитав где-то миф о том, как пара мальчиков была вскормлена волками. Остальные детективы ДПР звали меня «Пират» или «Верный» - собачьи клички, которые были мне отвратительны. Дасс также была единственной, кто всегда улыбался мне дружелюбно. Другие детективы были корректны, но запах выдавал неискренность их улыбок.
- Я надеялся, что ты могла знать, во что именно я вляпался, Дасс, - сказал я. – Никогда не видел ничего подобного. Детективы, которые были на месте, похоже, тоже не знали, что это за штука.
Я описал увиденное мной в физической форме и на астральном плане.
- Похоже на трупосвет, - сказала Дасс после короткого размышления.
- Учитывая конечный результат его действий, имечко подходит, - заметил я.
Она кивнула.
- Трупосветы питаются разумными существами, вытягивая из них жизненную силу. Они стимулируют центры удовольствия в мозгу своих жертв, так что бедняги теряют силу воли и не могут двинуться с места – но хотя бы умирают счастливыми. Но трупосвет в Галифаксе? Они предпочитают заброшенные места. Концентрация маны в городах слишком велика.
- Но я-то его видел в городе.
- Да, ты его видел.
Вот что мне нравилось в Дасс: в отличие от других детективах она не подвергала мои слова сомнению. Она принимала всё что я описывал, как факт – даже если он входил в противоречие с логикой. И она замечала в сказанном главное.
- Ты получил задание отследить и нейтрализовать его?
- Ещё не знаю, - ответил я. – Надеялся поговорить с сержантом по этому поводу. Он не занят?
Похоже, сержант Реймонд меня слышал.
- Эй, Ромулус! – крикнул он из холла. – У нас для тебя еще одна ежевичная кошка. Её видели рядом с лодкой удовольствий в порту. Как насчёт того, чтобы погоняться за ней, мальчик?
Я услышал смех из другого офиса. Зарычав, я обнажил клыки. Я знал, что сержант за глаза звал меня «Верным», но «мальчик» очевидно говорилось в лицо, подчёркивая разницу в положении «хозяин-слуга», которое так любят демонстрировать некоторые хозяева домашних животных. Если бы ему было позволено, он бы подзывал меня свистом. Он также любил шуточки о том, как он меня «дрессирует». Как и я бы с удовольствием пометил здание изнутри. Впрочем, я метил его снаружи.
Дасс закатила глаза, выказывая мне сочувствие и вернулась к работе.
Я поплёлся в офис Реймонда, где и обнаружил сержанта, развалившимся в кресле с зажжённой сигаретой. Её дым бил меня в ноздри.
Сержант был здоровенным детиной, выше двух метров ростом, со сверлящими голубыми глазами. Несмотря на все его попытки скрыть это, волосы его уже начали седеть. Обычно он носил гражданку – консервативный костюм в обтяжку. Но когда хотел показать, кто тут главный, он надевал униформу.
Шевельнув пальцем, он использовал свой телекинез, чтобы вставить один из чипов, валявшихся на столе, в компьютер. Потом таким же образом развернул датапад ко мне. Если бы он что-то передал мне лично, дотронувшись случайно до руки, которая была лапой, где-то бы явно сдох медведь.
Я усилием воли заставил себя слушать его инструктаж.
- Вот отчёт, который я получил от патрульных в порту, - произнёс сержант. – Ты можешь использовать датапад, чтобы просмотреть его по пути на место. Кот оказался сам себе враг, забежав на судно и заставив пассажиров и команду выпрыгнуть за борт. Сейчас он на яхте «Зверский Тусовщик», - тут он состроил гримасу иронии. – Очевидцы утверждают, что видела кота мокрым. По всей видимости, он упал в море. Нет ничего хуже мокрой кошки. Ну, разве что бешеная собака... – с этими словами он посмотрел на меня, ожидая реакции. Однако я держал себя в руках и не доставил ему такого удовольствия.
- Итак, - продолжил он, - пока это всё мелочи. Но если кот заставит прыгнуть за борт кого-то, кто не умееет плавать…
- Это будет убийство – завершил я фразу.
- Да щаз, - сержант посмотрел на меня как на идиота. – Мы говорим о бессловесной твари, ведомой инстинктами. С тем же успехом ты можешь отдать под суд обычную кошку за убийство мыши.
Его стальные глаза сфокусировались на мне, сигаретный дым вылетал изо рта в мою сторону с каждым сказанным словом: - Запомни, Ромулус. Ты идёшь туда не арестовать преступника. Твоя задача – поймать животное. А теперь ознакомься с отчётом, запихни свою задницу в ховер и принимайся за дело. Давай поймаем кота и вернём беднягу в Европу, где ему и место.
- Ясно, - подавил я рычание, вырывавшееся из глотки. «Бессловесная тварь» было сказано намеренно, как и его комментарий об отправке туда «где ему и место». Сержант Реймонд спал и видел, как бы отправить меня обратно в К-9. Но пока я не давал ему шанса.
- Сколько я за это получу? – спросил я.
- Обычную плату, двести пятьдесят нью-йен по факту доставки.
- А что с трупосветом? На его поимку я тоже могу рассчитывать?
- С кем?
- С той штуковиной со щупальцами. Той, что убила троих вечером на парковке на Северной Окраине. Я могу её выследить. Я знаю её запах.
- Так вот что это было… - произнёс сержант. Я заметил, как он впечатлён тем фактом, что я смог распознать убийцу. Но – лишь на мгновение. – Хм… Это высшая лига, мальчик. Занимайся тем, что ты лучше всего умеешь. Гоняйся за кошками.
Он перевёл взгляд на стол, как бы делая мне знак, что я свободен.
Я пробежался трусцой до парковки, используя датапад, чтобы прослушать информацию, которая была на чипе, что передал Реймонд. Я просмотрел полицейский отчёт, взглянул на кадры мокрых и дрожащих людей, описывающих, как они внезапно почувствовали жгучее непреодолимое желание перелезть через ограждение и прыгнуть в море. Среди пострадавших были три матроса с траулера и шкипер буксира, но основная масса подобранных патрульными относилась к пассажирам «тусовочного крейсера» - прокатной яхте, на которой устраивали вечерние свадебные попойки. Искупаться в грязной портовой воде пришлось даже невесте, её длинное белое кружевное платье было насквозь мокрым и изрядно испачканным разводами масла. Воистину, незабываемый медовый месяц.
Там-то и видели кота в последний раз – на борту прокатной яхты, которая, если верить отчёту, болталась туда и сюда, вдоль портовой линии, с мокрыми брачующимися и их гостями. Портовый патруль проследовал за ними и ссадил с яхты, предоставив сотрудникам МУС самим разбираться с котом.
Ну, ладно, я хотя бы покатаюсь на ховере сегодня. Это был неожиданный бонус. Уменьшенная версия судна-амфибии на воздушной подушке, используемого спецназом "Одинокой Звезды", этот ховер был размером с городской седан, двухместный, с дверями типа «чайкино крыло». Его воздушная подушка могла нести его по суше или воде со скоростью до 120 кликов (примерно 1600 км/ч) даже в условиях лёгкого шторма, способного потопить небольшую лодку. Как и его больший по размеру собрат, он был транспортным судном: бронированным, но без вооружения. Его задачей было молниеносно доставить полицейских на место преступления – случись оно на суше или на море.
Продолжение следует.